12:51 

"Купальская ночь".

-Палевая Роза-
6-7 июля 2010 года

***
- ...Дикая она какая-то...
- Просто стесняется!
- И одежду нормальную не носит. Только чёрную.
- А если у неё кто-то умер?
- И...
- Она всё равно мне нравится!!!
Ярослава только покачала головой:
- Она - гот.
- А это как? - заинтересовалась Полинка, пытливо заглядывая в лицо подруге.
Та попробовала объяснить:
- Ну, Полин, это такие... ненормальные немножко люди. Вот скажи: смерть - это страшно?
- Очень! - Полина аж вздрогнула.
- Ну а готы смерть любят, - спокойно договорила Славка.

От реки ещё веяло прохладой, но запах разогретой летним солнцем сосновой смолы явственно указывал на то, что скоро от жары уже даже река не спасёт.
Земля дорожки, по которой шли Полина со Славой, растрескалась и потускнела. Дождей не было уже пару недель, и из-под сандалий девочек выбивались столбы пыли, хотя шли подружки довольно медленно.

У Полины всё-таки прорезался голос:
- Почему?..
- Ну а кто их, ненормальных, разберёт? - Славка потянулась и несильно дёрнула подругу за кончики длинных светлых волос.
- Ай! - девочка обхватила голову обеими руками, прижимая волосы. - Ты чего?
- Да так, - улыбнулась Слава. - Нам нужно побыстрее пойти, а то на ужин не успеем. Эх, лучше бы я дома осталась...
Полина перевела взгляд на подругу:
- Чего же не осталась?
- У отца очередной нервяк. Он считает, что если я поживу пару недель без присмотра, то случится что-то плохое... Раньше роль "тюремного надзирателя" выполняла бабушка, но она сюда с нами не поехала...
Полина вздохнула и ничего не ответила.
- Ты о своей Лане-Веслане думаешь? - проницательно заметила Славка. Полина смущённо кивнула.
Ярослава столкнула попавшийся на пути камешек с дорожки носком сандалии и всё-таки "дала добро":
- Ну ладно, пойдем, найдём её…


***
На отполированных гранях лопаты поблёскивало закатное солнце. Земля под лезвием беззвучно расступалась, открывая скрытую под дёрном почву. Комья чернозёма опадали на траву.
Последние десять минут садовник работал несколько быстрее, чем раньше, и заметно нервничал. Иногда оглядывался, проверяя - не ушёл, нет?
Но юноша в чёрных одеждах по-прежнему сидел у небольшого сарая с хоз. принадлежностями и уходить, по-видимому, не думал. Только курил очередную сигарету. Уже, наверное, пятую.
"А, чтоб тебя!" - сплюнул садовник, в очередной раз вонзая лопату в землю. Вроде бы парень ничем ему не мешал... Ну, сидит, курит - да и Бог с ним. Но почему-то от его взгляда по спине начинали бегать мурашки - а парень смотрел на садовника почти не отрываясь. И прогнать никак – не за что, вроде бы. Да ведь и, всё-таки, родня директора. Экая незадача...

...Вентер откровенно развлекался, наблюдая за садовником. И что этого мужика так напугало?.. Впрочем, ответ парня особо и не интересовал. Ему было весело - а на остальное плевать.
Он поплотнее запахнулся в свою накидку (не то чтобы холодно, скорее наоборот... но от этой привычки избавиться было сложно), сомкнул руки на плечах и замер, вновь уставившись на садовника.
К сожалению, тот уже закончил вскапывать грядки. Потеха кончилась.
Не дожидаясь, пока рабочий дойдёт до сарая, парень встал, тряхнул волосами, отбрасывая чёлку со лба, и медленно отошёл к каменистой дорожке. За оградой сада она раздваивалась, словно язык змеи, и левая тропка шла до главных ворот, а правая - к зданию "Палевой Розы". Вентер пошёл по правой.

Время России опережало американское на двенадцать часов, и к этому было не так-то просто привыкнуть. Теперь Вентера тянуло в сон по ночам. Он пытался сохранить прежний "график", однако, получалось плохо. После бессонной ночи днём парень чувствовал себя удивительно бодрым, но к вечеру уставал так сильно, что не ложиться спать не мог.
Иногда, конечно, получалось сдвинуть время сна на вторую половину ночи... Кажется, получится и в этот раз. А там, возможно, всё встанет на свои места.
Парень довольно улыбнулся, щуря янтарно-карие глаза.


***
Славка и Полина встретили Веслану у стены «Палевой Розы». Она с видимым интересом разговаривала о чём-то с черноволосым парнем, одетым также в тёмное.
- Ягодки с одного поля, - засмеялась Ярослава, подмигнув подружке. – Интересно, им не жарко?..
Девочки подождали в сторонке, пока юноша не ушёл, и приблизились к Лане. Та встретила их настороженно и весьма прохладно. Весь её внешний вид, казалось, говорил: "Рассказывайте, что от меня хотите – и убирайтесь куда подальше".
Полинка, посмотрев ей в лицо, тут же опустила глаза – во взгляде этой мрачной девочки было неприкрытое недоверие и даже враждебность, и Полина, не привыкшая к подобным вещам, так и не смогла начать разговор. Даром, что весь день готовилась!
Ей на помощь пришла Ярослава:
- Привет! Как жизнь?
- Бьёт ключом… и всё по голове, - Веслана сморгнула и её глаза потеплели.
- Помнишь нас? Мы с тобой на той неделе знакомились.
- Помню. И что вы теперь хотите мне сказать?

Полина чуть тронула Славку за локоть, как бы попросив себе слово.
- Веслана, тебе, наверное, одиноко здесь?
Та неопределённо хмыкнула. Полинка продолжала:
- У тебя ведь здесь нет друзей, и ходишь ты всё время одна…
- Следили за мной, что ли? – прищурилась Лана.
- Нет, что ты! – поспешила поправиться Полина. – Просто видели. Веслана, мы со Славой хотели тебе предложить… давай будем гулять вместе? Ты хорошая девочка, по тебе видно, и…

Славка прикусила нижнюю губу. Её подруга была мастер говорить на старинный манер (у неё в деревне все, что ли, так говорят?), и от этих фраз – "хорошая девочка", "гулять вместе" – Ярославе стало смешно.
Она постаралась не вслушиваться дальше в голос Полины и задумалась о чём-то своём, вернувшись из размышлений лишь тогда, когда заговорила Веслана.
- Меня вообще-то необязательно всегда полным именем звать, - невпопад к Полинкиному предложению ответила та. – Можно Ланой… Или Ланью… Без разницы.
И, помолчав немного, серьёзно добавила:
- Спасибо за доверие, я подумаю.
"Не согласится, - пронеслось в голове у Ярославы. – Готы – они такие… Ну и ладно. Главное, что Полинка сама всё проверила, и угрызения совести её мучить не будут…"

Самой Полине такое развитие событий явно не понравилось. Она погрустнела, глупо взяла Веслану за руку, тут же отпустив, и жалобно произнесла:
- Ну как же… А мы хотели сегодня тебя пригласить…
Лана перебила её:
- А сегодня я всё равно никуда не смогла бы пойти. Я сегодня занята.
Жалея свою подругу и отчасти злясь на Веслану, Славка задиристо предположила:
- На свиданку идёшь? С этим, чёрным?
Лана не смутилась нисколько.
- С Вентером?.. Нет,
- Его так зовут? – удивилась Славка. Господи, каких только имён не бывает на свете…
- Он американец, - пояснила Веслана. – А вы что… Не знаете, кто он?
- Что, знаменитость какая?..
- Вообще-то он – учитель английского языка, - резко ответила Лана, вновь превращаясь в угрюмую замкнутую девочку, которой предстала перед Славкой и Полинкой в начале разговора. – И тебе лучше это запомнить, чтобы снова не сказать какую-нибудь глупость.

Слава почувствовала, что краснеет. Действительно, как-то нехорошо получилось… Она инстинктивно обернулась, будто Вентер мог стоять где-то рядом и всё слышать.
Жест не остался незамеченным Весланой. Она чуть заметно улыбнулась уголками губ, а Славка, чтобы как-то скрыть своё смущение, перевела разговор в другое русло:
- Ну надо же! Учителя тут, конечно… Все странные такие... Интересно, где Павел Аркадьевич их находит? Как будто специально подбирает…
- Слава, ну что ты? – подала, наконец, голос Полина. – Хорошие здесь учителя… Хорошие… И неважно, как человека зовут или как он выглядит. Ну правда, неважно ведь?.. Главное, чтобы человек был человеком, а остальное…
- Так я ж не говорю, что они плохие, - вздохнула Славка. – Но странные же… Теперь ещё этот Вентер появился… Интересно, он на свои уроки тоже будет в такой одежде ходить?
- А что такого? – спросила Лана.
- То, что такие костюмы я видела в учебниках истории! Такие шмотки модные были во времена средневековья, а сейчас…
- Ты как какая-то старая бабка рассуждаешь, - фыркнула Веслана.
- Бабка! Ага!.. Вот увидишь, кто-нибудь из них потом обязательно окажется душевнобольным маньяком-убийцей, - заворчала Ярослава.
- И это говорит девочка, которая одевается, как мальчик.
- Зато не как гот!
Веслана только махнула рукой:
- Ладно. Полина, ты правильно тогда сказала. Внешность – это не главное. И поведение человека – не главное. Иногда очень сложно узнать человека – не каждый откроет тебе свою душу. А многие и не хотят открывать её никому, чтобы друзья не смогли причинить им боль, если станут врагами. Скрытность – причина многих вещей… Хотя это тоже неважно, - Лана сменила тему прежде, чем Полинка успела бы что-то ответить. – Девчонки, я вот о чём хотела спросить, раз к слову пришлось… Тут вообще сложно учиться? Вы здесь давно?
- Тоже недавно, - и за себя, и за подругу ответила Славка. – Да нормально здесь... И учиться, и жить. Особо не придираются.
- Это хорошо, - приободрилась Веслана. – Я почему-то боялась… Ну, спасибо вам. Пойду. Мне правда пора, нужно спешить. Было очень приятно пообщаться с вами.
- Ты, если какие-то проблемы будут, приходи, - пробормотала Полина, отходя с тропинки, чтобы Веслана могла пройти. – Мы тебе поможем…
Лана на секунду остановилась рядом, коснувшись её руки:
- Не обижайся на меня. Я сегодня и правда никак не смогла бы с вами погулять.

- Кажется, ты ей понравилась, - подмигнула Полинке Слава.
Та грустно вздохнула:
- Не похоже. Она ведь всё равно ушла…
- Она же сказала, что занята сегодня. А завтра – сама увидишь! – ещё первой к нам подойдёт. Ну, улыбнись! Это же правда! Ну?..
И Полинка улыбнулась.


***
Было ещё не совсем темно, да и по времени не так уж и поздно – двенадцатый час ночи. И хотя Веслана в это время убегала гулять не в первый раз, какое-то лёгкое волнение чувствовалось.
«Наверное, из-за того, что сегодня Купальская ночь», - решила девочка.
Ей давно, ещё с тех самых пор, как она впервые услышала легенду о Папоротнике, хотелось провести ночь с шестого на седьмое июля в лесу, в поисках волшебного цветка. Конечно, Веслана знала, что папоротники не цветут… И всё-таки душе Ланы хотелось верить в сказку. Пусть все кругом говорили, что чудес не бывает… Но Веслана каким-то седьмым чувством ощущала возможность того, что существует нечто, непонятое ещё людьми.
«Ведь в старину, - думала она, - никто бы не поверил ни в возможность полётов на самолёте, ни в электричество, ни во что такое… Так почему же нечто непознанное для человечества не может быть и сейчас?»

Размышляя об этом, она и не заметила, что у заветной выбоины в кирпичном заборе, с помощью которой было удобно вылезать из сада «Палевой Розы», кто-то стоял. На секунду Лана даже испугалась, однако, разглядев знакомое лицо, успокоилась.
- Здравствуй, Вентер! Тоже решил в лес пойти, да?
Парень смерил её насмешливым взглядом.
- И что это ты тут делаешь?..
Веслана, уже наловчившаяся вскарабкаться на стену, обернулась.
- Как – что?.. Купальская ночь ведь. Я же тебе рассказывала…
- А к учителю нужно обращаться на «Вы», - Вентер схватил девочку за плечо, крепко сжав пальцы, и грубо сдёрнул её вниз. – Иди спать.
- Эй! Ты что?..
- В свою комнату пошла!.. Живо!
И тут Лана всё поняла.
- Предатель! – она дёрнулась, пытаясь вырваться, но освободиться не удалось. – Ах ты!.. Мерзкий предатель! Ты специально меня расспрашивал обо всём, ты…
- Соблюдай субординацию, де-воч-ка! – Вентер лишь сильнее сжал пальцы.
- И как тебе не стыдно! - теперь Веслана сильно пожалела о своём дневном приступе откровения, во время которого рассказала парню не только про славянские традиции, в частности, празднование Ивана-Купалы, но и о своих планах на эту ночь, и о секретном месте, где можно было перебраться через забор, и о том, что неоднократно удирала на ночные прогулки…
- Иди в свою комнату, - почти миролюбиво предложил «предатель», отпуская Веслану. – И больше по ночам не гуляй. А если не сможешь принять это как дружеский совет… Тогда запомни: если ещё раз узнаю, что ты куда-то по ночам ходишь (а я узнаю), я расскажу об этом директору. Ему вряд ли понравится, что кто-то нарушает устав Школы, и тогда… Что-то нехорошее тебя явно ждёт.
Веслана обиженно молчала и только сверлила Вентера злым взглядом.
- Тебе всё понятно?
- Да, - девочка сдержанно кивнула.
- Спокойной ночи, - не удержался от колкости Вентер.
- И Вам самых прекрасных и солнечных снов, - не осталась в долгу девочка.

Вентер усмехнулся, глядя вслед уходящей Лане, и облокотился о забор, ожидая, пока не смолкнет даже далёкий шорох травы, приминаемой туфельками девочки.
Потом он достал из кармана часы… и досадливо сплюнул: опоздал. Уже перевалило за полночь.
«Зря только девчонку прогнал…»
Он рассеянно оглядел чеканку на корпусе часов, закурил…
Вентеру, самому никогда не отличавшемуся примерным поведением, было всё равно, выполняют правила другие или нет. В данном случае парень преследовал свою выгоду: он сам собирался сходить в лес и не хотел случайно пересечься там с Весланой. И уж, конечно, он не стал бы на неё никому жаловаться – это было бы, по меньшей мере, глупо с его точки зрения. А вот просто припугнуть… Но не идти же сейчас прощения у неё просить! К тому же от того, что Веслана перестанет гулять по ночам, будет всем только лучше. Вентер вспомнил о непонятном лесном кладбище – именно там он в первый раз Лану и увидел. А ведь она наверняка обратила внимание на эти захоронения. И что она подумала об этом?..

От нечего делать Вентер решил прогуляться по саду и постепенно дошёл до того места, где вечером наблюдал за садовником. Парень хмыкнул, вспомнив испуганные глаза работяги… И вдруг его посетила замечательная мысль.
- Лопата! – в озарении прошептал парень, и его улыбка из ехидной превратилась в добрую, настоящую.
Садовник, как помнил Вентер, сарай с инструментами не запирал.
«Главное теперь – чтобы охранники выпустили…»

Но Вентер волновался напрасно – стоящим на посту у главных ворот было как будто всё равно, кто и с чем покидал «Палевую Розу».


***
Река мягко катила свои волны, и их шелест удивительно красиво вплетался в мелодию ночной полу-тиши. Ветер, гуляющий в вершинах растущих поблизости деревьев, задавал мотив, и все звуки вокруг как будто подстраивались под его дыхание.
Человеческие пальцы коснулись тёплой воды, и речка зазвучала по-другому.
Лесьяр провёл мокрой ладонью по лицу, словно стирая усталость дня. Зазвенели сорвавшиеся с его руки капли.
Река не была конечным пунктом в его сегодняшней прогулке, и парень, послушав немного музыку природы, пошёл дальше.

С самого первого дня своего пребывания здесь он полюбил эту местность, эту свободу, которую, как он раньше думал, ощутить можно только лишь в какой-нибудь глухой деревушке. Здесь, конечно, был не город, но его присутствие всё-таки чувствовалось: за перелеском на другом конце поля пролегало шоссе, и в любой момент отсюда можно было уехать – в отличие от настоящих сёл и деревень, в которых Лесьяру приходилось бывать раньше. У многих поселений вообще не было связи с «большой землёй» - они прятались в лесах, болотах, и было совершенно непонятно, чем руководствовались люди, заселяя эти места. Для Лесьяра и его друга Сашки это, конечно, было плюсом. Они во время своих летнее-осенних вылазок специально искали самые удалённые от цивилизации посёлки, чтобы полностью отойти от городских забот. А каково было местным жителям?.. В тёплое время года ещё ничего, а зимой, когда метель занесёт снегом все тропки?..
Размышляя об этом, Лесьяр пришёл к странному выводу, что ему было бы весьма комфортно жить в подобной деревне. Конечно, теперь из «Палевой Розы» он никуда не уйдёт, а вот раньше, если бы подвернулся случай…
Парень вспомнил все поселения, где бывал с Сашкой, связанные с этими поездками чувства, приключения, происходившие с ними там, и постепенно целиком переключился на мысли о своём друге.
Сколько они не виделись?.. С конца мая, но та встреча была слишком короткой, они и поговорить-то толком не успели. В следующий раз они должны были встретиться на свадьбе Шуркиной сестры. Уже скоро… В августе.
Лесьяр посмотрел на небо. Звёзды были ещё по-летнему светлые и высокие. А может, ему только казалось, что осенью (август Лесьяр воспринимал уже как первый осенний месяц) они становятся более голубоватыми и опускаются ближе к земле? Такими они нравились ему больше, чем те, что висели над головой сейчас.
Он ждал осень.

В знакомый лес парень на сей раз зашёл с другого края и долго шёл по едва заметной тропинке, начинающей зарастать травой.
А вот и первые могилы показались.
С той ночи, когда Лесьяр впервые встретил здесь Вентера, прошло уже больше двух недель, и теперь ужас, который охватывал Лесьяра при воспоминании об этом месте, постепенно сошёл на нет.
«А почему он решил, будто здесь похоронены люди?.. Это может быть бутафорское кладбище для кого-то типа нас – как средство предостережения, что не стоит так углубляться в лес. Глупая версия… Но она вполне имеет право на существование...»

В небе появилась Луна. Она теперь шла на ущерб, но до новолуния было ещё далеко. Бледный лунный свет серебрил высокую траву и кресты. Темнота как будто спряталась в дальних елях – их мохнатые лапы казались чёрными, а сами деревья уподобились причудливым теням. Только верхушки, обращённые к небу, светлели.

Когда, пройдя вглубь кладбища, Лесьяр увидел Вентера, он даже не удивился. Почему-то они постоянно пересекались именно здесь, у обособленно стоящей группки крестов, и всегда – по ночам.
Можно было бы усмотреть в этом некий мистический знак, но все мысли на эту тему тут же покинули голову Лесьяра, когда он разглядел, что делал Вентер.
А тот, стоя на могильном холмике, сосредоточенно раскапывал землю, периодически наклоняясь посмотреть, как движется дело. Он тоже увидел Лесьяра – то ли по еле слышному шороху травы понял, что кто-то идёт, то ли просто случайно оглянулся… Помахав парню свободной от лопаты рукой, он продолжил свои раскопки.

Такого от Вентера Лесьяр не ожидал.
Некоторое время он просто не мог сдвинуться с места от изумления. Да что там! Он даже слова вымолвить не мог. Впрочем, эта заторможенность через пару мгновений прошла, и Лесьяр чуть ли не бегом бросился к стоящему у креста юноше.
- Ты с ума сошёл?!
Вентер замер, непонимающе глядя на него.
- Ты о чём?..
- Зачем ты могилу раскапываешь? – злобно прошипел Лесьяр, вырывая из рук Вентера лопату. – Это отвратительно! Это…
- Что-что я делаю? Раскапываю моги-и-илу?.. – удивился американец. – Чушь какая-то… Хотя идея неплоха! Как-нибудь попробуем.
Он дёрнул лопату к себе и вновь нацелил её на могильный холм.
- Но не сейчас. Сейчас я выкапываю цветок.
Парень произнёс последнее предложение с особым выражением, насмешливо глядя на Лесьяра – мол, иди поспи, нервы у тебя ни к чёрту, мерещатся всякие глупости… Тот недоверчиво прищурился:
- Цветок? На могиле?
- Ага, - подтвердил Вентер. – Папоротник.
- А зачем тогда всё здесь разворотил?..
- У него оказался поразительно длинный корень! А я хочу потом этот папоротник во дворе «Палевой Розы» посадить, значит, нужно целиком выкопать. Ну, сегодня Купальская ночь, знаешь… Я хотел посмотреть, как цветёт папоротник. Не успел. Теперь возьму этот, - парень наконец справился с растением и осторожно вытащил его из земли. – Посажу где-нибудь в тенёчке… И на следующий год можно ни в какой лес не идти.
Вентер бережно замотал папоротниковый куст в приготовленный заранее лоскут ткани и начал закапывать образовавшуюся яму.

Лесьяр задумчиво наблюдал за ним и чувствовал себя, мягко говоря, глупо. Вот уж действительно – нервы.
- Прости, - сказал он, боясь взглянуть Вентеру в глаза.
А тому как будто было плевать на подозрения и обвинения. Он отмахнулся:
- Не за что! – и начал обтирать лопату о траву.
- А ты, значит, хотел увидеть цветущий папоротник? – спросил Лесьяр.
- Да.
- Пойдём, покажу.
Лесьяр сказал это спокойно, будто речь шла о чём-то совершенно обычном, но всё-таки с хитринкой в голосе.
Вентер удивлённо уставился на него.
- Правда?!
- Я редко вру.

Они прошли, наверное, всего лишь пару десятков шагов, и сбоку от дорожки Вентер увидел свет – зеленоватый, слегка пульсирующий. Подсвеченные листья папоротника казались искусно вырезанными из дерева украшениями, невесть как попавшими в лес.
Не удержавшись, Вентер выдал заковыристую восторженную фразу на английском языке и полез в дебри.
Вскоре к нему подошёл и Лесьяр.

- И это ты называешь цветком папоротника? – Вентер обиженно ткнул пальцем сухую прошлогоднюю ветку, оставшуюся в розетке новых листьев. Один из сидящих на ней светлячков свалился в траву.
- Да, - подняв светлячка, Лесьяр осторожно усадил его обратно. – Могу поспорить, что именно поэтому появилась сказка о цветущем папоротнике. Ты же знаешь, что на самом деле папоротники не цветут… Я сам тот ещё мистик, но здесь по-другому быть не может, увы. Всё в природе живёт по своим законам.

Вентер ещё немного посмотрел на «цветок», после чего обернулся к Лесьяру:
- А интересный ты человек!
- Вовсе нет, - смутился тот. – И если бы тебе когда-нибудь пришлось провести со мной в компании, скажем, сутки, ты бы ощутил это в полной мере… Или скончался от скуки ещё раньше.
Губы Вентера растянула широкая улыбка.
- Пари?..
- Что?
- Я проведу в компании с тобой сутки, и если не «скончаюсь от скуки» - с тебя пять долларов.
- Нет.
- Что, у учителей Школы маленькие зарплаты и подобная сумма для тебя разорительна? – хитро сощурился Вентер.
- За пять долларов нельзя будет вылечить твою психику, которая сильно пострадает за сутки общения со мной, - парировал Лесьяр.
Вентер одобрительно кивнул:
- Во всяком случае, шутишь ты весело. Я люблю чёрный юмор. Только боюсь, что в этом случае придётся лечить твою психику… Ну, не важно. Главное, что ты согласился.
- Я не…
- Поздно!!!
Вентер нагло рассмеялся и начал выбираться из папоротниковой чащи обратно на тропинку.

25. 08. 2010

Вентер и Веслана

@темы: Фото, Славка, Полина, Повесть, Лесьяр, Веслана, Вентер

URL
   

Будни загадочного дома

главная