12:26 

Тула и Марина.

-Палевая Роза-
2011 год. Тула и область. Без часу два дня весны.

***
...Аквамарин приехала в полночь. Тула встречала лёгким ветром и чистым небом. Девушка осмотрелась...
Тёмная прямая линия перрона, по бокам сжатая поездами, и светлое здание вокзала впереди. Миленько.
Марина раньше бывала в этом городе лишь проездом и чувствовала сейчас нечто вроде азартного любопытства - а какая она, Тула? Какие люди живут здесь, какие здесь снятся сны, чем пахнут улицы?
Оглядываясь по сторонам, девушка увидела уже ждущих её Шамана с Лесьяром и радостно заулыбалась. Ребята тоже наконец-то заметили её за спинами многочисленных пассажиров последней электрички, довольно большой толпой шествующих теперь по перрону. Аквамарин помахала парням рукой и ускорила шаг.

- Ну, привет!
- Здравствуй, сестричка! - Шурик крепко обнял Марину, прижимая к груди.
Лесьяр ограничился словесным приветствием.
- Вау!.. - Шаман разглядел, во что была одета девушка. В свитер. Пусть довольно длинный и тёплый на вид, но... - Господи! Оденься! - он накинул Марине на плечи свою куртку.
- Но мне же тепло!..
- Додумалась!..
- Нет, правда!
Однако куртку Марина не вернула. Не то чтобы было действительно холодно, скорее просто ради Шуркиного спокойствия.
- Тебе помочь? - Лесьяр протянул руку к сумке Аквамарин.
Девушка отшутилась:
- Только попробуй!
- Да ладно тебе.
- Ну, на, если так хочешь.
Сумка перекочевала к Лесьяру, и троица покинула вокзал.

- Так куда мы сейчас? - спросила Аквамарин.
Шаман ответил пространно:
- В "Палевую Розу".
- "Палевая Роза"... - пробормотала девушка себе под нос. - Мне нравится. Поэтично.

На маршрутке ребята доехали до границы города. Пару минут постояли на остановке...
- Наш автобус уже ушёл, - неуверенно предположил Лесьяр, вглядываясь в темноту ночной трассы.
- Не может быть! - заспорил Сашка. - Он ведь наш, родненький, подождать должен был...
- Нет. Точно ушёл.
Аквамарин достала из своей сумки непонятно откуда взявшуюся карту Тулы и области.
- Так где, вы говорите, ваша "Палевая Роза"?
Лесьяр ответил.
- Ом-м-м... - протянула Марина. - А где, в таком случае, ближайшая попутка?
Но трасса по-прежнему была пуста.
- Об этом знает только Автостопный Бог, - подытожила Аквамарин.
Она вздохнула и задумалась о чём-то... И её мысли вызвали воспоминания, и воспоминания воскресили прошлое... И девушка вдруг запела - громко, легко, весело; запела какую-то странно знакомую парням песню.

Никто не хочет на юг -
А потому что зима
И у нас слишком
Большая страна:
Идти на юг очень долго, а ехать дохрена,
А автостопом - почти невозможно, но
для нас ничего невозможного нет!..


Текст был простеньким, местами глупым, но Шаман с Лесьяром переглянулись, поражённые словами. Где-то это они уже слышали, абсолютно точно! Но где?.. А нежный голос певицы стал отрывистей, песня - ритмичней...

И мы
Не покупаем билет,
И мы
Выходим на дорогу,
И, помолившись Автостопному Богу...

На горизонте показалась машина, и Аквамарин подняла руку в характерном жесте автостопщика.
Старенькая "Волга" покладисто притормозила рядом с их компанией.
Шаман открыл переднюю дверь.
- С новым днём, добрый человек! Троих подвезёшь?..
- Да конечно! Садитесь! - добродушно откликнулся водитель "колесницы". - Только вам куда нужно-то? Я не по прямой еду, мне в деревню...
Когда Шаман услышал название деревни, то чуть ли не подпрыгнул от восторга.
- Добрый человек, ты - наше счастье! Нам почти туда же.
Ребята радостно забрались в машину.
- А вы что же, где-то там живёте? - начал расспрашивать водитель.
Завязался обычный дорожный разговор, и история с песней, вызвавшей у парней стойкое ощущение дежавю, отошла на второй план, а потом и вовсе забылась.

И вновь - сумрак


***
Марина прошла внутрь комнаты с видом кошки, которую первой впускают в квартиру. Села на пол возле кровати Шамана на расстеленное кем-то заранее одеяло. По-турецки скрестила ноги.
- Это моё место.
- Хорошо, - согласился Шаман и бросил ей плед. - На! Сумасшедшая. Зимой ездить в одном свитере... Грейся!
- Уже весна, - хитро прищурилась Аквамарин. - А под свитером у меня тельняшка.
- Это, конечно, о-о-очень меняет дело!..
Шурик присел рядом.
- А повезло с автостопом!
- Ну так! - довольно откликнулась Марина. - Молитва Автостопному Богу всегда помогает.
- Хорошая молитва, - задумчиво подтвердил Лесьяр, появившийся в комнате с небольшим чайничком, распространяющим вкусный травяной запах. - Знаешь, у меня такое чувство, что я уже где-то эту песенку слышал.
- Лесьяр! Ну ты что? - удивилась Аквамарин. - Мы же вместе тогда её сочиняли!..
- Когда? - ошарашенно взглянул на Марину парень. - Я не помню...

Аквамарин откинулась на кровать и начала рассказывать, будто сказку:
- Давным-давно, в холодном городе Сургуте, в конце зимы несколько человек собрались в одной уютной квартире. Там на стене висело одеяло - на всякий случай, если на полу места не хватит. Там пили кофе и горячий шоколад. Там жила замечательная девушка, которая любила рисовать, расписывать фарфоровую посуду и делать открытки из всякого, как говорили другие, "мусора".
Шаман прищурился, глядя на лампочку под потолком.
- А я помню!..
На самом деле он, конечно, как и Лесьяр, в своё время об этой квартире благополучно забыл и вспомнил только теперь, но признавать это не хотел.
- Да-а-а, действительно было! - сказала Марина, расстёгивая сумку. Голос был ехидным, но сквозило в нём нечто таинственно-необъяснимое, такое, что заставило Лесьяра и Сашку следить за её действиями. А девушка достала из сумки стопку фотографий, перевязанную верёвочкой, одной из тех, которыми обычно перевязывают почтовые пакеты.
- И раз, и два... - Аквамарин развязала узелок, и фотографии веером рассыпались на одеяло. - И три. Лесьяр, ну теперь-то ты вспомнил то время? Вспомнил, откуда песня?

- Офигеть! - Шурик взял несколько фотографий в руки и начал рассматривать. - Это ж мы!.. Когда это снималось?
- Да тогда же! - рассмеялась Марина. - Нифига-то ты не помнишь. А ты что скажешь? - она обернулась к Лесьяру.
Тот ничего не ответил, только вслед за Шаманом поднял несколько карточек с одеяла. Марина нашла в куче фотографий кадр с ним. На фото Лесьяр улыбался, пытаясь прикрыть лицо ладонью.
Девушка продемонстрировала фотографию парню:
- Тогда ты другим был. Что случилось?
- Лучше не спрашивай, - шепнул Марине Шаман.

Ребята рассматривали фотографии из прошлого и молчали. Каждый погрузился в свои воспоминания, очутился на какое-то время в своём персональном космосе.

Молчание нарушил Лесьяр.
- Сколько лет назад это было?..
- Пять, - вздохнул Шаман. - Бездна времени...
- Ну-ну-ну, вот только не надо сейчас этого!.. - одёрнула его Аквамарин. - Хуже нет, чем собраться всем вместе и начать вспоминать прошлое. Надо жить сегодняшним днём. Здесь и сейчас.
Но девушке всё-таки не удалось прогнать разлившуюся в воздухе грусть.
- Пять лет... - задумался Лесьяр. - Получается что... что мы не виделись пять лет? - он взглянул на Аквамарин.
Та равнодушно пожала плечами.
- Ага, ни с кем не виделись, - поддакнул Шаман. - И что с ними со всеми теперь стало?.. Маис в Америке. Фенечка... Фенечка несколько дальше. А остальные... - он взглянул на Маринку невидящим взглядом. - Что про них говорить, если даже я теперь - охранник, а Лесьяр и вовсе учитель...
- Угу, а Хельга теперь флейте детей учит... - тихо повторила Марина слова, недавно услышанные во время странного телефонного разговора.
- Что? - переспросил Шаман.
- Нет, ничего.
Так всегда бывает: всё меняется, и все меняются вместе с жизнью. Все - кроме нее. А ей остается лишь наблюдать за ужасом перемен. И хотя у неё тоже есть теперь дом, она никогда не перестанет уходить. Как всегда. Как и сейчас - сбежала в Москву, искать Джинджера, старого рыжего друга, почти брата... И не нашла. И Альена, парня из их старой компании, тоже не нашла. И "крейзу" - дурдом, в который, по словам Джина, Альен угодил, тоже. Может и не было этого всего?.. А может, это очередная перемена реальности, за которой она не уследила. Не подстроилась... Страшно.

- Когда-то давно, те самые пять лет назад, - почти незаметно для себя вслух произнесла Аквамарин, - мне сказали одну интересную фразу: «Один в поле воин, если учесть, что небо с тобою, небо там, где ты есть». Именно этой фразой я всегда руководствуюсь. И путешествую по принципу «захотел – поехал». Не важно, в одиночку или с кем-то… И встречаю замечательных людей… таких, как вы, например, - девушка улыбнулась, глядя на ребят.
- Да, а ты-то как? – запоздало спросил Сашка.
- А я… А что я? По-прежнему хожу, пою, общаюсь, сплю по пригородным поездам… И, - Марина нарочито перешла на пафосный тон, - спасаю заблудшие души.
- Чего-о-о? – усмехнулся Шаман. А Марина уже и сама начала хохотать, да так задорно, что даже Лесьяр заулыбался, и вся эта тягостная атмосфера, вызванная воспоминаниями, сошла на нет.

***
Они проговорили до утра. Столько тем нашлось!.. Спать не хотелось совершенно. Впрочем, спать не хотелось и через шесть часов, когда предрассветное небо посерело и спрятало все звёзды – ребят просто «срубило», будто выдернуло из жизни, и они заснули прямо на одеяле, на полу, кто где.

Марина и Шаман


***
Глазам Павла Аркадьевича, с утра пораньше зашедшего в комнату Лесьяра и Сашки, предстала воистину дивная картина.
На полу было расстелено одеяло и на нём в окружении чайных чашек и тарелок с крошками, оставшимися от чего-то съестного, спали трое человек. И как спали! Директор "Палевой Розы" подошёл поближе.
Незнакомая рыжая девушка лежала в обнимку со свёрнутым в комок пледом. Рядом, уткнувшись лицом в её плечо, спал Саша - раскинув руки в стороны, одной, покоящейся на спине девушки, продолжая сжимать недоеденный бутерброд, другую положив на волосы Лесьяра, которые, казалось, разметались по всему одеялу. Сам Лесьяр спал в позе покойника - вытянулся стрункой, руки на груди...
На полу также обнаружилась масса странных фотографий, разбросанная обувь и одна прогоревшая до самого конца свеча, чудом не прожегшая паркет.
- Нет, ну я, конечно, представлял себе нечто подобное... - задумчиво произнёс директор, наверняка мысленно зарекаясь входить к кому-либо без стука.

При звуках его голоса Лесьяр тут же вскочил - не до конца ещё проснувшись и не открывая глаз, инстинктивно. И тут же сел обратно на пол - пальцы Сашки рефлекторно сжались на его волосах, когда Лесьяр попробовал встать, и было это довольно больно. Постепенно приходя в себя, Лесьяр начал осторожно высвобождаться. Сашка тоже проснулся и руки разжал - но сразу обе. Бутерброд шлёпнулся на штаны пробуждающейся и потягивающейся Аквамарин. По всемирному закону бутербродов - маслом вниз, разумеется.

- Нда-а-а... - протянул Павел Аркадьевич, оглядывая весёлую компанию.
Перехватил взгляд Лесьяра и кивнул на Марину:
- И кто это?
Девушка опередила ответ:
- Аквамарин!
- Понятно. И как она сюда попала?
- Она всего на два дня! - ответил, наконец, Лесьяр. Совершенно не на тот вопрос, что ему задавали, но всё-таки.
Павел Аркадьевич нагнулся к Шаману, тщетно пытавшемуся стереть пятно со штанов Марины.
- Александр!.. Тебе, кажется, пора на дежурство...
- Александр!.. - тихо усмехнулась девушка, передразнивая глупо официальный тон директора.
Шаман понял, что проспал.
- А-а-а... Да! Да-да, я уже иду!..
- О Боги! - Павел Аркадьевич с видом мученика опустился в кресло. - В моём Центре поселились хиппи. Всё, можно забыть о работе, личной жизни и спокойной старости. Чёрт с вами!.. Саша!.. Выпиши своей подруге пропуск. В следующий раз её просто так в "Палевую Розу" не пустят. Всё. Я ушёл менять замки и топиться.
И он вправду ушёл.

Парни замерли, глядя ему вслед. Чего-чего, но такой реакции от всегда спокойного и даже сурового директора они не ожидали.
- Что с этим мужчиной? - полюбопытствовала Аквамарин. - Кажется, он сошёл с ума.
- Всё гораздо хуже, - поделился своими опасениями Лесьяр. - Кажется, его свели с ума мы.
Марина кивнула.
- Тоже неплохо. Шур, а ты что, действительно собираешься работать?
- Это вряд ли, - успокоил её Шаман. - Пойду на пост, поторчу там чуток, придумаю, как смотаться - и поедем город смотреть. Он забавный, Марин. А вы пока по этому милому заведеньицу погуляйте. Тут тоже интересно.
С этим планом действий Марина согласилась.

***
Осмотр "Розы" начали с ближайшего коридора. Марину привлекло окно, выходящее на внешнюю сторону здания, и из которого было видно начавшее уже оттаивать в лучах весеннего солнца поле.

- Вау, какая интересная девушка! - услышала Аквамарин за своей спиной и, нисколько не сомневаясь, что речь о ней, оглянулась.
Неподалёку от них с Лесьяром стоял парень лет двадцати, по виду - ну абсолютный декадент. Бледный, черноволосый, одетый в стиле средневековых франтов. Он довольно мило улыбался, хотя и сквозило в этой улыбке что-то снисходительно-гордое, наглое...

- Приветствую! Как зовут Вас, прекрасная?..
Марина тоже улыбнулась. Скептически.
- Аквамарин.
- Как?..
- Аквамарин!
По лицу парня скользнула тень растерянности.
- Но это же камень!..
- Никакого воображения! - фыркнула Марина и быстрым шагом направилась к лестнице.

Догнавший её Лесьяр пояснил:
- Это Вентер. Он американец и многих вещей не понимает.
- А, ну это всё объясняет, - откликнулась девушка. - Я думала, он просто дурак, а он американец. Ладно. Может, у него это пройдёт со временем. Расскажешь о нём? Это не твой друг, нет?
- Нет. И я не знаю, что мог бы рассказать о нём. Он довольно обычный человек.
- Ну, может, есть какой-нибудь интересный факт?
Лесьяр задумался.
- Он умеет танцевать.
- И только-то? - удивилась Марина. - А почему ты считаешь, что это самое интересное и необычное?
- Не знаю. Вероятно потому, что я сам танцевать не умею.
- А я умею, - довольно прищурилась Аквамарин. - Вальс. И плясать умею...
- Что, неужели по-настоящему плясать?
Лесьяр задал этот вопрос как-то особенно вкрадчиво, и Марина переспросила:
- Что значит "по-настоящему"?
- Пляс - это ведь древняя боевая система. Её применяли казаки-пластуны ещё во времена Батыя. А пляски изначально возникли как демонстрация приёмов Пляса, и только потом перешли в разряд танцев... Кстати, со словом "танец" тоже ведь не всё так просто. У тех же казаков существовало боевое трансовое состояние, структурно делящееся на несколько частей, и одна из них называлась Стан. Представь себе... "Стан"-"станица"-"станцевать"-"танец"...
- Хм-м-м, познавательно!.. А как тебе такая история... Одна девушка вплетала себе в волосы металлические шарики на верёвочках. И танцевала. Разрушительная сила была огромной, поверь. Хорошо, что я пацифист. Из меня ведь тоже получилось бы неплохое орудие убийства.
- Да уж... - Лесьяр скользнул взглядом по длиннющим волосам Марины, спускавшимся почти до пола.

За разговорами ребята обошли два верхних этажа "Палевой Розы" и спустились вниз.
Им навстречу вырулила небольшая компания подростков.
- Доброе утро! - почти хором поздоровались с Лесьяром и Мариной дети.
Марину это искренне умилило:
- Доброе, доброе! Какие тут славные ребята живут!..
Одна девочка отделилась от компании и остановилась, завороженно глядя на Аквамарин.
- Извините... А я раньше не могла Вас где-нибудь видеть?
- Кто знает? - улыбнулась девочке Марина. - Когда-то ты всё могла, правда?
Они с Лесьяром прошли мимо, а девочка осталась стоять у стены, только взглядом их проводила, по-прежнему странным и немного восхищённым.

- Её зовут Веслана, - начал рассказывать Марине Лесьяр, когда они отошли чуть подальше. - Это всё, что мы о ней знаем, не считая места и даты рождения. У неё очень трагичная история... Мать Весланы убили, сожгли заживо, а её саму сбросили с крыши. Вообще-то там всё очень запутано...
Марина оглянулась. Девочки на прежнем месте уже не было.
- Лана не помнит теперь ничего, ни о себе, ни о своей жизни, - продолжал Лесьяр. - У неё амнезия. Ты - рыжая, она тоже рыжей была, пока не начала волосы красить. Может, кто-то из её родственников тоже... Может, ты ей напомнила кого-то...
- Может. Да, грустная история, - вздохнула Аквамарин.
- А главное, как ей помочь - неизвестно. А вообще по странному стечению обстоятельств почти у всех ребят здесь есть какие-то серьёзные жизненные проблемы. Такое чувство, что счастливые люди сюда не попадают.
- А как попал сюда ты?..
- Долго рассказывать. Пойдём к Шурке.

Они вернулись на третий этаж.
Шаман приветственно обнял Аквамарин и уткнулся ей лбом в плечо.
- Облом, ребят. В ближайшее время сорваться не смогу. Езжайте гулять без меня.
- Нет, ну так не пойдёт! - запротестовала Аквамарин. - Если ехать, то всем вместе.
- Езжайте! - перебил её Шурик. - Я к вам потом присоединюсь. А Лесьяр тебе пока город покажет...
Аквамарин согласилась:
- Ну ладно.
- Кстати!.. Чуть не забыл. Тебе нужен пропуск... Слушай, а выпиши его себе сама ладно?
Сашка подал девушке бланк и ручку, поясняя:
- Я не люблю читать паспорта людей. Да, потом вот эту печать шлёпни...

Марина заметно обрадовалась. Низко склонилась над столом, за которым Сашка сидел, занавесилась волосами... Не специально - рыжие пряди сами закрыли ей лицо и руки, но было понятно, что девушке и правда не хотелось "светиться".
Лесьяр тактично отвернулся.
Шурик развязал рукава висящей на поясе рубашки и, когда Марина кончила заполнять пропуск, протянул её девушке:
- На. Одень обязательно, иначе точно простудишься. А то твой свитер на босу... тельняшку - это как-то слишком уж.
- С чего ты взял? Ничего со мной не случится.
- Правда, оденься, пожалуйста, - присоединился к просьбе Шамана Лесьяр. - На тебя даже смотреть холодно.
Вдвоём они всё-таки уговорили девушку принять рубашку, а чуть позже Лесьяр всучил ей ещё и свой шарф. В общем, Марина была готова к покорению Тулы.

=)


***
Они шли по проспекту, и Лесьяр рассказывал Марине о своём городе.
Город был красивым, древним, и прямо за центральной площадью пряталась узенькая улочка, вся состоящая из одних только старинных зданий - эдакий кусочек девятнадцатого века.
Марина с любопытством разглядывала дома, прохожих, даже простых воробьёв, купающихся в лужах. Тут всё было другое. Каждый город, как бы он ни был похож на какой-то ещё, всё равно остаётся самим собой.

- Справа от площади очередную современную уродину строят, - грустно сообщил Лесьяр. - А это исторический центр города, представляешь?.. Там археологи проводили раскопки, нашли массу уникальных вещей. Откопали даже огромную гончарную печь!.. И обратно закопали. Потому что нет средств на её извлечение. На строительство всех этих новых развлекательных комплексов и бизнес-центров есть, а на то, чтобы узнать получше историю родного города - нет. У меня душа болит...
Лесьяр встряхнул головой, и тембр его голоса резко изменился, будто обесцветился.
- Тула - странный город. Раньше она была неприятна мне до ненависти. Теперь я стал к ней терпимей, можно сказать, полюбил. Вот только весной у меня не всегда получается верить в это.
- Интересно... А я весной начинаю чувствовать, что я не одна в этом мире. Загадочное это время года, тебе не кажется?

...Ребята ещё долго гуляли по центру, разговаривая на всяческие вариации темы одиночества в городе, одиночества города и города внутри и снаружи человеческой души.
А потом их нашёл Шаман.

- Ну что, Аквамаринка, как тебе здесь?
- Славный, славный город Тула...
- А знаешь, чем он особенно славен? Пряниками! - Шаман подмигнул и достал из сумки большой фигурный пряник. - На!.. Ярь, у вас ещё остался твой чудный цветочный чай?
- Полный термос. Мы как-то о нём забыли.
- Ну и отлично. Тогда предлагаю пообедать. У меня ещё и сухари с собой...
- А у меня есть бублик! - неожиданно вспомнила Аквамарин.
- Бублик?.. Оригинально!

Термос с чаем, сухари, бублик - что ещё нужно современным хиппи для счастья? Ну разве что пряник для придания особого местного колорита позднему обеду в пустом скверике у главного городского проспекта.

А потом они отправились дальше бродить по городу - по ещё неизведанной Мариной части, то есть, по уходящей вверх стреле "местного Невского", как говорил Шаман.
Уже начало темнеть, и по обе стороны проспекта зажглись фонари. Окна в домах тоже засветились тёплым светом, как будто бы огоньки за стёклами были настоящими, живыми. Переливались всеми цветами радуги рекламные вывески на фасадах магазинов.

Лесьяр ненавязчиво продолжал "экскурсию", время от времени рассказывая о городе что-нибудь эдакое.
Шаман просто болтал о чём-то.
Марина смеялась, слушала, смотрела...

А город всё не кончался и уходил линией огоньков в тёмную бесконечность.
Ребята заходили во дворы, с головой окунались в беспросветную ночь, безгранично царившую там, проходили насквозь, вновь возвращались к своему изначальному маршруту... Лесьяр вёл их какими-то невероятными тропами, наверное, одному лишь ему известными.
Иногда Марине начинало казаться, что они уже потерялись в лабиринте улиц, но каждый раз провожатый неизменно выводил их с Шаманом на проспект. На ум приходили смутные ассоциации - поляки, заведённые Сусаниным в топь болот, тёмные воды загробной реки Стикс, новолуние в еловом лесу, космическая невесомость и беспредельность... Шаман не шутил, называя Лесьяра хозяином города - город слушался его беспрекословно, как верная собака. Когда ребятам случалось проходить мимо сомнительных компаний, никто не пытался к ним приставать; несмотря на надвигающуюся ночь, температура не падала, было тепло, и даже ветер не дул; небо почти растворило в себе облака и через прорехи в них светились огромные звёзды - обычно в городах таких не увидишь. И даже лужи с пути ребят каким-то загадочным образом исчезли.

Троица вышла из очередной арки, прошла ещё немного...
- А здесь я жил раньше, - Лесьяр провёл рукой по шершавой кирпичной стене дома.
Шаман оглянулся.
- Это что, получается, мы только что через твой двор шли?
- Да.

Свернув влево от шумной дороги, ребята наискосок пересекли очередной скверик и остановились перед высящимся посреди него танком. Танк был настоящим, памятью о том, что город не сдался во время Великой Отечественной.
Лесьяр прислонился боком, а потом и спиной к постаменту, взглянул на свой бывший дом... Его мать до сих пор жила здесь. Но сейчас два окна на третьем этаже, конечно же, не светились - слишком поздно. Парень смотрел на отблески света фонарей в холодных чёрных окнах и с грустным равнодушием вспоминал те времена, когда действительно возвращался сюда как домой, а не в квартиру; когда его мама была ещё мамой, а не той полубезумной жестокой женщиной, которой стала теперь...
- Этот танк из моего окна было видно, - вслух начал вспоминать Лесьяр. - Сначала постамент был облицован плиткой... И сквера раньше не было, так, пространство между университетом и дорогой, заросшее вечно жухлой пыльной травой, да пара лавочек. Иногда здесь собирались студенты и пили пиво. А сотню лет назад тут не было и этого - только трамвайное кольцо. Потом конечную перенесли на несколько остановок вперёд.
- Так и пойдёмте вперёд! - предложила Аквамарин.

С трудом заставив себя оторваться от стены, Лесьяр сделал несколько шагов. Идти вперёд ему совершенно не хотелось, но Марина и Сашка уже тронулись с места.
- Ого, а в Туле тоже бывают мини-небоскрёбы! - Аквамарин указала на несколько двадцатиэтажек, стоящих за мостом через небольшое шоссе.

Лесьяр почувствовал знакомое головокружение и снова остановился, на сей раз возле рябины, растущей на границе сквера. Душевно обнялся с деревом, делая вид, что разглядывает дома.
- Их совсем недавно построили. Раньше тут пустырь был.
- То есть, город всё продолжается и продолжается?
- Да... Что-то вроде того.
Ему всё-таки пришлось оставить рябину и двинуться вслед за ребятами.
В висках застучало. Заныло в солнечном сплетении.
Сколько лет он ходил через этот мост... И до сих пор это мерзкое давящее чувство не проходило.

Под мостом проехала большегрузная машина. Опоры отозвались вибрацией, отдающей в ноги и тело. Дрогнули провода.

Лесьяр вдруг почувствовал, что кто-то тронул его за руку, и не сразу понял, что до того касания не чувствовал вообще ничего. Всего лишь несколько мгновений, но ведь не чувствовал всё-таки! Выпал из жизни, провалился в персональную временную и пространственную воронку.

Шаман крепко сжал ладонь друга.
- Это тот самый мост, с которого ты в детстве упал?
- Он.

Марина перегнулась через перила и посмотрела вниз. Высоко. Страшно. Взглянула вдаль... Две полосы фонарей уходили за горизонт. Девушка перевела взгляд на небо. Оно было выше, чем высота пространства от моста до земли, но небо наверняка не было таким беспощадно твёрдым, как чёрный асфальт внизу.
- Почему люди не падают вверх? - тихо высказала Аквамарин свои мысли.
Лесьяр вдруг резко развернулся и зашагал обратно.
- Совсем забыл!.. Здесь поблизости есть одно хорошее местечко, ты должна обязательно его увидеть.
Всё равно за мостом не было ничего интересного. А заставить себя перейти через него ещё раз Лесьяр не мог.

Лесьяр


***
"Хозяин города" привёл ребят на Мёртвый Вокзал - именно так он называл это место, хотя вокзал был вовсе не мёртвым... да и вокзалом вообще-то его можно было назвать с большой натяжкой. Это были занесённые снегом запасные пути станции "Тула-вторая" со множеством ржавых товарных вагонов на них.
В скупом свете редких далёких фонарей, пробивающемся сквозь густую поросль кустов, "вокзал" выглядел довольно внушительно и даже страшновато.
- Так это же Кладбище Вагонов! - вспомнил Шаман. - Солнечная коммуна здесь когда-то бывала, да. Какой же это был год... Ого, две тысячи четвёртый! Обалдеть! Ярь, ты ведь именно тут к нам прибился!

По глубокому снегу ребята подошли к ближайшему составу.

- Смотрите! - воскликнула вдруг Аквамарин, указывая куда-то вверх. Парни задрали головы. По небу шарил луч прожектора, какие часто показывают в фильмах про войну.
Где-то вдалеке взвыла собака.
- Обстановочка, однако... - Марина проследила взглядом направление прожекторного луча. Свет от него истаивал в мутном от облаков небе ровно там же, где начиналась Луна, такая же мутная и серая, будто не настоящая.
- В этом городе нет Луны, но её проецируют на небо, чтобы никто не догадался, - сделала вывод Марина.
Лесьяр кивнул:
- Только проектор протереть забыли.
- Сверху вид лучше! - Шаман ощупал лестницу сбоку вагона. - Полезли! - и, вдохновляя ребят своим примером, взобрался на вагонную крышу. Лестница пару раз скрипнула, но не обрушилась.
К вагону подошла Аквамарин.
- Помочь тебе? - поинтересовался Лесьяр.
- Не нужно!
Марина довольно быстро вскарабкалось по скользкой лестнице.
Вслед за Аквамарин вагон покорился Лесьяру, и вскоре троица вновь была в сборе.

Вид сверху действительно был интереснее, масштабнее. Сразу стали заметны все пути и все стоящие на них составы, а их было великое множество. С левой стороны за небольшим оврагом начиналось действующее железнодорожное полотно, справа светились огни города.
- Если идти вперёд по рельсам, можно дойти до главного вокзала Тулы, - сказал Марине Лесьяр.
Девушка уже немного ориентировалась в тульских дебрях.
- А "Палевая Роза" - позади?
- Да.
- И идти туда - как до Китая...
- Что-то в этом роде. Если ехать на машине, то почти как до Москвы получается.
- Помню!..
- Ой, слушайте! - влез в разговор Шурик. - Утка квакает! Откуда она здесь?
- Чего-чего? - усмехнулась Марина.
- Утка ква... крякает! Тьфу ты!
- Сумасшедший город! - констатировала Аквамарин. - "Квакающие" утки, лунопроектор, забытые кем-то десятки вагонов, уличные лабиринты, храм Богов майя в центре...
- Тут есть ещё памятник тёще, - подмигнул Марине Шаман.
- Безу-у-умный город!..

Они дошли до конца вагона. Шаман перешагнул на следующую за ним цистерну, Лесьяр за ним. Марина взглянула вниз...
Нет, она, конечно, понимала, что это высота и скошенные торцы вагонов создавали эффект широченной бездны, разверзающейся у ног, но всё равно было немного страшно.
"Я ничего не боюсь!" - храбро сказала себе Марина и прыгнула вперёд. И, уже приземляясь, зацепилась ботинком за край крышки люка, через который в давние времена внутрь цистерны заливали всяческие жидкости. Теперь люк прятался под глубоким снегом, до поры до времени скрывавшим его от посторонних глаз, и, наверное, ждал, пока Марина на него случайно не наступит.
- Ай!
Девушка, не ожидавшая от вагона такой подлости, споткнулась, может даже упала бы - если бы Лесьяр не успел вовремя подать ей руку.
- Спасибо!
- Будь осторожнее...

***
Ребята шли по крышам от одного вагона к другому, и вскоре состав кончился. Пришла пора спускаться на землю.
Лестница, ведущая вниз, выглядела ещё больше потрёпанной временем, чем та, по которой они поднимались, но всё-таки выдержала.
Снег в этой части "вокзала" был глубже, чем в его начале, и спрыгивающие с последней ступеньки ребята проваливались в него по колено.

- Я - связист! - Марина распласталась на снегу и попробовала проползти немножко. - Ух ты, а так гораздо удобнее, чем идти!
- Я с тобой! - Шаман тоже упал на снег, и они поползли вдвоём, соревнуясь - кто быстрее?
Лесьяр шёл следом, чуть поодаль, и весь его вид красноречиво показывал: "Я не с ними!!!". А Сашка и Аквамарин всё ползли и ползли вперёд, поминутно перегоняя друг друга и, кажется, подниматься не собирались, не смотря на холод и снег, забивающийся в рукава и грозящий простудой.
- Ребята, вы совсем обалдели? - возмутился Лесьяр.
- Точно!
- Присоединяйся! - Шурик снизу подёргал друга за штанину.
- Да нет, спасибо, что-то не хочется.
Впрочем, "связисты" вскоре ползти устали и всё-таки приняли вертикальное положение. А там и Мёртвый Вокзал закончился, и начался город, уже изрядно затихший и опустевший.

- Ну что, снова молиться будем? - спросил Шаман, намекая на то, что теперь до "Палевой Розы" можно было добраться только автостопом.
- Подожди, может быть и не придётся, - ответил Лесьяр.
Марину это заинтересовало:
- И что ты задумал?
- Ничего сверхъестественного. Мы сейчас зайдём на автовокзал и, может, нам повезёт...

Надежды Лесьяра оправдались. На вокзальной площади стоял автобус "Москва-Липецк", готовящийся вот-вот отправиться в путь, и его водитель с плохо скрываемой радостью согласился подвести ребят - совершенно безвозмездно, в обмен на интересные разговоры. Ехал он без напарника и очень скучал.
В общем, действительно повезло.


***
- ...Теперь ещё часа полтора - и мы дома, - прикинул Шаман.
Тёплый уютный автобус оставил их у обочины главной трассы района, и оставшийся путь им предстояло пройти пешком. Можно было, конечно, вновь застопить попутку, но смысла в этом было мало. Вроде бы и ехать недолго, но напрямую по просёлочным дорогам кто-то поедет вряд ли. Извращаться, останавливая одну машину за другой, чтобы каждый раз проезжать по нескольку сотен метров, было глупо. Да и машины по ночам ездили здесь не так уж и часто. Проще было действительно пешком дойти.
- Ну что, идти нам ещё порядочно... Давайте песни петь?

Идею Шамана с радостью поддержали.
Растянувшись цепочкой поперёк пустынной дороги, ребята шли почти в ногу, и звук шагов задавал ритм. Несколько минут выбирали песню - хотелось спеть абсолютно всё!.. Остановились на общенародно-туристическом "Перевале".
На три голоса пелось чудесно. Шаман воодушевился:
- А теперь - песенку Бременских музыкантов!
- Точно! - прищёлкнула пальцами Марина. - Э-э-э... а как она начинается? Блин, болезнь первой строчки...
- "Наш ковёр - цветочная поляна", - напел Шурик.
- Это второй куплет!
- А третий тогда какой?
- "Мы своё призванье не забудем", - напомнил Лесьяр.
- Ага, точно. Ярь, у тебя же память ого-го какая, вспомни, как эта песня начинается, а?
Лесьяр лишь развёл руками.
- Увы! Я тоже страдаю болезнью "первой строчки". Предлагаю вам спеть что-нибудь из репертуара Цоя.
- Не-не-не, - отверг предложение Шаман. - Давайте лучше.........................................

Хиппи любят музыку


***
За пением следующий час прошёл незаметно. Но известные песни надоели, и Аквамарин начала прямо на ходу сочинять что-то своё.
- Передвигая шпалы, несёт-несёт-несёт планета вокзалов...
- Это про Тулу, видимо, - ехидно прокомментировал Шаман.
- ...Каких-то странных пассажиров в каких-то странных поездах...
Лесьяр поймал мелодию:
- Передвигая рельсы, несёт-несёт-несёт планета экспрессов...
Сашка усмехнулся:
- О, и этот туда же!
А Лесьяр с Мариной продолжали петь, тут же выдумывая продолжение. Каким-то странным образом им на ум довольно часто приходили одинаковые слова, и тогда их голоса красиво сливались в песне. Импровизация выходила весьма успешной.

- Эх, жалко, что записать не на чем, - посетовала Аквамарин, когда песня спелась от начала и до конца.
- А ведь "Автостопного Бога" мы точно так же придумали! - удивлённо произнёс Лесьяр.
Марина усмехнулась:
- Вспомнил, наконец!
- Да... Поистёрлись струны хипповской коммуны...
- Нет!.. Пусть лучше будет так...
И девушка, почти не задумываясь, начала рассказывать стихи, которые никто раньше, включая её саму, не слышал.

Рванулись струны
Хипповской коммуны,
А вслед за ними
Дёрнулись струны души...
Кончились лица -
Сиреневой птицей
Над Парижем и Римом
Москвой, Петербургом, Берлином,
Над Лондоном, Рио,
Над всем, со всем миром
Поют - для любимых:
Про мир, про любовь, про цветы...
Куда-то забылось,
Но с чем-то сроднилось...
В песне, в улыбке -
Отблески давней зимы...

Где-то на юге
Ангелы бродят
И каждой пылинкой
Чувствуют трассу в ночи.
И вслед за песней -
"В авто уже тесно!" -
Срывают травинки,
Приходят, уходят - цветут.
Снова встречают,
Потом провожают,
"Мы - малые рыбки
В большом Мировом Океане..."
Новой дорогой,
Будто бы боги,
От мира до мира,
К друзьям от друзей.


Она произнесла стихотворение практически на одном дыхании, лишь иногда смолкая ненадолго, чтобы подобрать строчку получше.
- Ты это только что сочинила? - поинтересовался Лесьяр.
- Ага!
- Неплохо...
Марина самодовольно ухмыльнулась:
- Знаю. А теперь - твоя очередь. Придумаешь что-нибудь?..
- Ну... Хорошо.

Лесьяр сосредоточенно умолк, будто глядя внутрь себя. Некоторое время так и шёл молча, набрасывая "скелет" будущего стихотворения в уме, а потом стал говорить вслух, заполняя пустые места мысленного черновика нужными фразами:

...Я совсем не умею рассказывать сны -
Лишь болеть начинает опять голова.
Пусть видения эти безумно просты,
Но они не хотят превращаться в слова.

Тот же город, укрытый туманом дождей,
Дом, который уже и не помнит меня,
Сотня улиц и сотня случайных людей -
Как постскриптум бездарно прожитого дня.

И бродить, выбиваясь из сил, дотемна,
Собирая осколки прошедших времён...
Здесь опять расцветает капелью весна,
Прорываясь реальностью в призрачный сон.

Всё знакомо. Всё это знакомо давно -
Вереницы дорог, рек, мостов, изб и крыш...
Я люблю, возвращаясь, увидеть окно,
У которого ты молчаливо стоишь,

Замереть на мгновение, чтоб услыхать
Еле слышной тоски песню где-то в груди...
Но за гранью немого не вещего сна
Наша главная встреча ещё впереди.


Шаман послушал-послушал и как-то странно грустно вздохнул.
- Да-а-а... Когда-нибудь я буду хвастаться, что знал вас, ребята. Вы такие талантливые...
- Шур, ты чего? - уставилась на парня Аквамарин.
- Да нет!.. Вы - реально талантливые черти. Завидую немножко.
Лесьяр похлопал друга по плечу.
- Успокойся. Самый талантливый здесь всё равно ты. Я, если честно, до сих пор не помню точное количество инструментов, на которых ты играешь.
- Да, Шаман, нам до тебя далеко, - Аквамарин положила руку на другое его плечо.
- Друзья, вы - чудо! - расплылся в улыбке Сашка, сгребая Лесьяра с Мариной в объятия. - Только врёте много. Ладно, ладно, шучу!.. Я, в принципе, не против поверить и в свою исключительность.

***
Как они добрались до "Палевой Розы", ребята не заметили.
В комнату ввалились с видом заядлых алкоголиков, обошедших все злачные места в городе.
- О-о-о да-а-а!!! - Шурик со стоном рухнул на пол, раскинув руки и ноги в стороны.
Марина толкнула его в бок:
- Не один, ну!.. - и тоже блаженно растянулась на одеяле
- Ярь! А ты чего там смеёшься? - открыв на мгновение глаза, Шаман заметил странную улыбку на устах друга.
- Так.
Лесьяр стянул на пол и своё одеяло.

"Ничего на свете лучше нету"! Он вспомнил первую строчку той песни!..
Но теперь она была уже не нужна, и об этом Сашке с Мариной можно было не сообщать. Тем более, что сил на разговоры почти не осталось, да и ноющая спина просила покоя.


***
Всю ночь Лесьяру снился Мёртвый Вокзал, по которому бродили две девушки. Они пели песни и прыгали с одного вагона на другой, а потом взялись за руки и взлетели в небо, как птицы.
Лесьяр взглянул в лицо одной из них... Ночью её глаза казались карими, но он знал, что на самом деле у неё золотистые радужки, цвета янтаря или солнечного мёда. Он узнал эту девушку и улыбнулся. Это была его выдуманная то ли подруга, то ли сестра, которая жила где-то в параллельном мире сбывшихся выдумок.
Она не снилась ему давно. Почти полгода.
Но всё-таки вернулась...

"Хороший сон", - подумал Лесьяр.
Сон, по наглой традиции сновидений, тут же и закончился.

Вернулась реальность: луч солнца из незанавешенного окна, крепко спящая Аквамарин, свернувшаяся в клубочек, шаги где-то в коридоре, запах мяты от оставшегося со вчерашнего дня чая в кружке и сильная боль в спине.
Может быть, именно последнее и разбудило. Весной ему часто приходилось просыпаться от боли, обитающей где-то между позвонками поясницы и во время резкой смены температуры выходящей "погулять".
Лесьяр закрыл глаза.
"Ненавижу..."

- Ярь, не притворяйся, я знаю, что ты уже не спишь! - Шаман подошёл откуда-то сбоку, со стороны входной двери. Надо же, устал вчера чуть ли не больше всех, а проснулся первым.
- Ярик, давай, вставай. Сегодня Маринка уезжает, и оставшееся до вечера время нужно провести с максимальной пользой.
- М-м-м, а что ты предлагаешь? - Аквамарин тоже проснулась и села переплетать растрепавшуюся за время сна косу.
- Мы поедем в город, покажем тебе то, что показать не успели, а потом сходим в одно милое местечко. В клуб позитивных людей. От одного названия уже тепло на сердце, верно?..

Лесьяр оставил ребят вдвоём и поплёлся в душ. После холодной воды ему иногда становилось лучше. Вот только весной это почти никогда не помогало.

Вернувшись, он вслушался в разговор Шамана и Аквамарин. Они продолжали строить планы на день. Пришлось огорчить:
- Ребят, извините, но всё это будет без меня, хорошо?
Марина повернулась в его сторону.
- Что-то случилось?
- Нет, - Лесьяр взял с полки книгу и улёгся обратно на пол. - У меня завтра много дел. Нужно подготовиться, перечитать много литературы... Ещё раз прошу меня простить.
- Ну, тогда мы тоже никуда не поедем, - решила Аквамарин. - Мы тут посидим. Не бойся, мы тихо, не помешаем.
- Вы и так не помешаете, - чуть улыбнулся Лесьяр.

Вскоре яркое солнце за окном сменилось снегопадом. Ещё через какое-то время небо вновь просветлело и комната наполнилась звуком капели от тающих сосулек.
Лесьяр вслушался в ощущения... Судя по всему, до вечера погода должна была поменяться ещё неоднократно.

Шаман с Мариной разговаривали о какой-то ерунде. И хоть ерунда бывает очень и очень важной, то, что обсуждали они, было действительно никому не нужной и глупой Ерундой в полном смысле этого слова.
Неизвестно, чем бы это всё закончилось, но в комнату вдруг ворвался Вентер.
Именно ворвался - эдаким мрачным вихрем, торнадо местного масштаба.

- В коридоре всюду розы! - он возмущённо хлопнул дверью. - Пришлось спасаться бегством. Они цветут... Кошмар.
- Что плохого в розах? - не поняла Марина.
Лесьяр пояснил:
- У Вентера на цветы аллергия.
Американец смутился:
- Ну давай, выдай все мои секреты девушке!.. Впрочем, ладно. Судя по вчерашнему дню, в глазах леди Аквамарин я и так персонаж незначительный, не выше центовой монетки... Но, может, она проявит немного заботы, если я начну погибать прямо на её глазах?..

Невозможно было понять, шутил Вентер или это была его обычная манера разговора. Марина решила разбираться во всём постепенно.
- Погибать?..
- Увы. Уже когда я шёл сюда, чувствовал этот мерзкий зуд в носу, а впереди ещё, как всегда, покраснение век и отёк горла, постепенно переходящий в приступ удушья. Но Вы не пугайтесь. Я обычно всегда выживаю.

- Нда, - глубокомысленно изрёк Шаман, - весна пришла.

А Вентер уже вовсю кокетничал с Аквамарин.
- Добрая девушка, если мне станет плохо - Вы ведь спасёте меня, правда?.. Я дам Вам ключ от своей каморки. Там у меня на кресле лежат таблетки... Вы мне их принесёте - а я в благодарность сделаю для Вас что-нибудь... Что угодно. Честное слово. И ключи потом можете не возвращать. Да. Будете ходить ко мне в гости. Вы такая милая...
Аквамарин снисходительно выслушала его.
- Нет, в гости - это вряд ли. Я не местная и уже сегодня уезжаю.
- Уже? Как жаль! - расстроился Вентер. - Мы ведь только что познакомились!.. Мир ужасно жесток и несправедлив.

- Мир замечательный, а жизнь - прекрасна и удивительна! - возразил Шаман.
Вентер фыркнул:
- Звучит как девиз хиппи.
- Но это ведь на самом деле так!.. Я же не виноват, что ты этого не видишь. Тут дело не в том, хиппи я или нет.
- Не-на-ви-жу хиппи, - прошипел Вентер, подходя к окну и занавешивая шторы.
Шаман почесал макушку.
- А тебя не смущает, что в этой комнате трое хиппи?.. А я, кстати, готов терпеть не могу. И вообще, отойди от окошка!
Вентер отошёл, но занавески обратно не раздвинул. Пришлось Шурику возвращать их на место самому.
- Ты помирать собрался, - как бы между делом напомнил он.
Хиппиненавистник встал спиной к окну, чтобы свет меньше лез в глаза.
- Странным образом у меня всё прошло. Так что ты моей смерти не дождёшься. И - поправлю тебя - я не гот. А то, что вы - хиппи... Ну, это с одной стороны ужасно, потому что я почти влюбился в Аквамарин. Но раз так... А с другой стороны это не важно, потому что вы мне всё равно ничего плохого не сделаете. Вы же пацифисты. Так что я могу высказывать свою точку зрения безбоязненно.
- Ну и какая же она, твоя точка зрения?
- Она заключается в следующем: быть доверчивым глупеньким существом, верящим в добро жизни и прочие сказки, вредно для здоровья. Вас всех надо лечить.
- Нифига себе! - возмутился Шаман. - Слышь, ты, дитя подземелья!.. Это тебя лечить надо, причём не метафорически, а по-настоящему, серьёзно. Солнышка он боится, от цветочков он бегает... Да ты совсем со своими идеями о вечной ночи и зиме свихнулся!
- Ох, Вентер, не прав ты! - покачала головой Аквамарин.
- Вас надо лечить! Насильно! - огрызнулся парень.
Шаман грозно пообещал:
- Ну, берегись!.. Я теперь точно цветок тебе подсуну, клянусь! И, возможно, не один.
- Но-но, только попробуй!..

Лесьяр отбросил книжку в сторону и подошёл к ребятам.
- Скажи, Вентер, мы чем-то мешаем тебе?
- Нет.
- Кто-нибудь из нас когда-нибудь поступал с тобой нехорошо?
- Нет.
- У тебя есть претензии ко мне лично? К Аквамарин? К Саше? - Лесьяр заглянул Вентеру в глаза.
- Ты меня обманул, вместо цветка папоротника светлячков подсунул!
- Я серьёзно.
- Нет...
- Тогда к чему всё это?
- Но так ведь жить нельзя! - чуть ли не выкрикнул Вентер.
- Да какая тебе разница, как мы живём? - вмешался Шаман.
Аквамарин тоже вставила своё веское слово:
- Каждый имеет право жить так, как ему хочется, не смотря на то, что думают по этому поводу другие.
- Судить других людей - дело глупое, - выразил общую мысль Лесьяр.

Вентер зажмурился и закрыл уши руками.
- Так не честно, вас трое, а я один!
- Зато пафоса и дурости на десятерых хватает! - отбрил Шаман.

- Один в поле воин, если учесть, что небо с тобою, небо там, где ты есть, - буркнула себе под нос Марина. - Всё, теперь "нас" - двое.
И она ушла, оставляя в комнате чисто мужскую компанию.

- По-моему, это её кодовая фраза, - задумчиво изрёк Шурик, и уже к Лесьяру обращаясь, спросил: - Тебе что, уже лучше?
- Да. Прошло всё. Я даже не заметил, когда...
На лице Шамана застыло удивление.
- Хм-м-м... Я вижу странные совпадения и закономерности.
- Какие?
- Всё потом!..


***
В коридоре действительно массово цвели розы. Надо же, за одну ночь распустились. Вчера такие маленькие бутончики были... Зато сегодня лёгкий сладковатый аромат заполнил всё окружающее пространство.
Марина искренне посочувствовала Вентеру - если у того действительно была сильная аллергия на цветы, то ему, наверное, нелегко придётся.

Но самым интересным в коридоре были всё-таки не розы, а девочка, стоящая возле крайнего цветочного горшка. Веслана. Аквамарин сразу узнала её.

Девочка осторожно поглаживала лепестки цветов и молчала.
Марина подошла ближе.
- Тебе тут не скучно в одиночестве?
- Я тебя жду, - неожиданно призналась Лана, переходя на "ты".
- Правда? И зачем?
- Не знаю. Ты мне понравилась. Мне хотелось ещё раз тебя увидеть.
- И что же, ты стояла здесь и ждала, пока я выйду?.. А если бы пришлось несколько часов стоять? Вот что, - Аквамарин приобняла девочку за плечи, - хватит тут фигнёй страдать. Пойдём. Посидим, поговорим, расскажешь, кого я тебе напоминаю...

Веслана


***
Когда Марина вернулась с Весланой к парням в комнату, спор уже почти утих. Шаман и Вентер лениво перекидывались уже вполне мирными фразами, Лесьяр сидел поодаль с гитарой.
- О, Вент, вот тебе соратник! - завидев Веслану, оживился Шурик.
Марина посмотрела на него изничтожающе. Но ни Вентеру, ни Шаману на самом деле не хотелось больше обсуждать тему готики и пацифизма.
- Ярь, сыграй нам что-нибудь! - попросил Сашка.
Звуки гитары стали громче, уверенней, будто наполняясь смыслом, хотя какой-то определённой мелодии ещё не угадывалось. Лесьяр просто перебирал струны, выбирая, что бы сыграть.

Аквамарин и Веслана тихо разговаривали. Вентер вальяжно развалился на одеяле и с видом зрителя наблюдал за игрой Лесьяра.
Шурик жестом фокусника достал из шкафа там-там.
Марина восхищённо ахнула:
- Это ведь тот самый!..
- Ага! Другого у меня нет.
- Удивительно. Мне казалось, что сей инструмент принадлежал кому-то другому и остался в Сургуте.
Шаман уселся на одеяло поближе к девушке.
- Было круче. В Сургут его из Ёбурга привезли, а в Ёбург - откуда-то из-под Казани. А потом уже его мне подарили. Только я тоже не сразу его забрал, дал поиграть кому-то. Мне его только осенью две тысячи шестого года отдали, когда я уже в Москве жил. Так что хороший у меня музыкальный зверёк. Путешественник. Как и мы все.
Сашка, поймав уже знакомую мелодию, стал тихонько настукивать пальцами мотив.
Лесьяр выбрал песню "Тихий огонёк" группы Високосный Год.

Он садится с нею рядом, он берёт её за плечи,
И причудливым узором засверкает его речь...


Пел Лесьяр негромко, но проникновенно.
Ребята слушали и думали. Каждый - о своём. Сам певец, например, вспоминал поездки автостопом - под припев ("посреди огней вечерних и гудков машин мчится тихий огонёк моей души") ассоциации приходили самые прямые и недвусмысленные.

Когда песня закончилась, в дело вступил Шурик. Он исполнил какое-то безумное соло на там-таме, а потом, не дав слушателям прийти в себя, обратился к Марине:
- А теперь ты блесни своими талантами. Лесьяр, дай девушке гитару!.. Что ты споёшь нам, Аквамарин?
- Я спою вам песню про вчерашний день. Или про тот вчерашний день, который был пять лет назад в Сургуте...
Она тронула струны. Гитара отозвалась радостным звоном.
Марина запела.

То, что ты придумаешь сам,
Будет всегда с тобой.
Вчера ты придумал музыку,
Дающую свет и покой.

Она наполнила до краёв
Всегда пустовавший сосуд,
И те, кто теперь приходят к тебе,
Сдвигают бокалы и пьют.

Картины на стенах, ручные часы,
Мой тёплый пушистый плед
Заряжены музыкой, от которой
Исходит покой и свет.

А утром я открыла окно:
Плывущий на трёх китах,
Глобус вращался. Им правил Хаос,
Деньги и Суета.

Но то, что ты придумал вчера,
Будет всегда с тобой.
Вчера ты придумал музыку,
Дающую свет и покой...


***
- Марин, мне не хочется тебя огорчать, но мы опаздываем! - Шаман бросил взгляд на электронные часы, укреплённые на стене одного из домов.
Их маршрутка почти подъезжала к вокзалу, но судя по времени, поезд Аквамарин должен был отъезжать уже сейчас, с минуты на минуту.
- Не опоздаем! - ответила Марина.
Лесьяр поддержал её:
- Может, эти часы спешат.
- Да вряд ли, - стоял на своём Сашка.

Наконец их "колесница" остановилась на привокзальной площади.
Ребята побежали к железнодорожным путям.
- Вон мой поезд! - указала на ближайший состав Аквамарин.
Не останавливаясь, они вбежали в вагон. Билет девушка на ходу сунула дежурившей у двери проводнице.
- Мы - провожающие! - Шаман заранее пресёк все вопросы.

Где-то посередине вагона Марина бросила сумку на свободное место и обернулась к парням.
- Большое спасибо вам за всё.
- Теперь с тебя приглашение в гости, - подмигнул Шурик.
- Сашка! Стой!.. - Марина с невероятной скоростью сорвала с запястья фенечку и завязала её на руке Шамана. - Я твои бусы ношу, пусть тебе от меня тоже маленький подарок будет.
Девушка обняла его на прощание...

Поезд вздрогнул и медленно тронулся.

- Ну, будьте!..
- И ты!

***
Под негодующие крики проводницы парни выскочили из уже начавшего набирать скорость поезда.

- Уехала Маринка, - грустно вздохнул Шурик.
Лесьяр разглядывал его новую фенечку в свете фонарей.
- Голубой, фиолетовый, зелёный... Поверни руку!.. Ага, оранжевый, красный...
Сашка одёрнул рукав.
- С точки зрения обычной азбуки хиппи это расшифровывалось бы весьма интересно.
- Но ты правильно говоришь - с общепринятой точки зрения. Аквамарин наверняка уже выработала собственную азбуку символики цвета. Кстати... А ведь она уехала в никуда.
- В смысле?.. - не понял Шурик.
- В прямом. Ты знаешь, где она живёт сейчас? В каком городе?
Шаман подумал...
- Нет.
- А маршрут поезда? Или хотя бы номер.
- Не-е-ет...
- На самом деле она села в первый попавшийся поезд и поехала куда глаза глядят, зная, что всё равно рано или поздно попадёт домой, - Лесьяр довольно прищурился, радуясь своей выдумке.
Сашка даже не сразу понял, шутит его друг или действительно думает, что так и было.
- Да нет, Ярик, ты это придумал! У Маринки был билет, она знала точное время отправления...
- Но мы ведь опоздали на две минуты! И её поезд ушёл... Ладно, забудь! - засмеялся Лесьяр, видя реакцию Шурки. - Забудь, забудь, я всё действительно выдумал.
- Да ну тебя!.. Я уже поверил почти... Кстати о времени. А наш автобус уже ушёл, да?
- Даже если и так - через час с другого вокзала идёт следующий...

Но друзья всё-таки задержались на остановке на пару минут. И не зря - автобус только собирался выезжать. Он был почти пустым, и Лесьяр с Сашкой заняли свои любимые места - сразу за водителем, с правой стороны, чтобы можно было одновременно смотреть и в окошко, и через лобовое стекло на дорогу.

Следующие два часа они созерцали ночную трассу, и если говорили о чём-то, то совсем недолго. После двух суток недосыпа появилась некоторая заторможенность, а приглушённый свет в салоне автобуса и его покачивание убаюкивали. Аквамарин своей активностью их как-то поддерживала раньше, но сейчас её не было рядом - и будто батарейку вытащили.

Уже ближе к концу пути Лесьяр вдруг заметил вслух:
- Символично, что мы едем именно по той же дороге, что последние три дня ходили с Аквамарин.
Автобус свернул с шоссе на узкий просёлок. Тряхнуло.
- Ага. А у меня символично болят ноги – будто бы мы и сейчас идём, - отозвался Шурик. - Будто мы и сейчас идём пешком.
Лесьяр загадочно улыбнулся.
- Мышечно-зрительная память, - и опять припал к окну, разглядывая темноту лесополосы, тянущейся вдоль обочины дороги. "Палевая Роза" была уже очень близко, но отсюда не было видно огонька ни одного её окошка.
И, хотя сонная ночь всё ещё продолжалась, уже начался новый день. Без Марины.

25. 03. 2011





Через пять лет, в "Палевой Розе"...


P.S. Текст написан при моральной и отчасти идейной поддержке Белка Ши, её же благодарим за половину сопровождающих фотографий.

@темы: Шаман, Фото, Стихи, Повесть, От автора, Лесьяр, Веслана, Вентер, "Солнечная коммуна"

URL
Комментарии
2011-03-26 в 14:18 

Andette
Сколько надо шлакоблоков, чтоб дворец построить в срок? © Василиса Премудрая
Ай, захватывает, напишу, что в восторге, пока не забылась совсем!

2011-03-26 в 16:39 

StolzesHerz!
Я живая!
*____* шедеврально! И ого! Я даже не заметила как прочитала всё!...

2011-03-26 в 22:38 

Lovely Countess
Рассвет наступает вопреки всему.
Где-то была ошибка в слове "высокосный" - просто в глаза бросилось.

А так - захватывающе. Честно)

2011-03-28 в 08:24 

Элеонора Фокс
Молчание и совершенство.
хорооошшшая вещщщь

2011-03-28 в 10:26 

Здесь была Хельта
Мр-р-р, благодарю вас! =)

Lovely Countess, блин, пойду править, что ли... Я, кажется, помню, где это.
А вот почему бета-Белка не заметила.... >_____>

2011-03-28 в 10:32 

-Палевая Роза-
Lovely Countess, я не нашла о_о

URL
2011-03-28 в 11:30 

Элеонора Фокс
Молчание и совершенство.
Хельта вообще весокосный. от слова весна и косьян

2011-03-28 в 11:48 

Здесь была Хельта
Элеонора Фокс, угу, это как слово "безплатно". По логике правильно, а современный русский язык за ошибку считает.

2011-03-28 в 15:42 

Lovely Countess
Рассвет наступает вопреки всему.
Хельта вай *хлопнула себя по лбу* вот глупая, сбиваю с толку других. Правильно всЕ, извини, это меня заглючило немного х)

2011-12-19 в 23:29 

Здесь была Хельта
Если это действительно комплимент, а не завуалированный троллинг - то пожалуйста.

     

Будни загадочного дома

главная