03:13 

Одно лето из жизни - часть 5.1

-Палевая Роза-
Как всё начиналось
1 часть
2 часть
3 часть
4 часть
Фотовзгляд
Забегая немного вперёд
И вот здесь есть кусочек
+ всяческие бонусы по тегу "Морское лето"

2006 год. Конец лета. Геленджик. Тот же день.

***
…Лесьяр и Фенечка ещё долго сидели на той скамейке. Съели приготовленные Аськой бутерброды, поговорили, помолчали тоже…
Ирина окончательно пришла в себя. Теперь о том, что она плакала недавно, напоминал лишь её порозовевший носик. Несмотря на то, что её причёска по длине волос не имела права именоваться даже «ёжиком», Фенечка оставалась блондинкой. А блондинки хороши даже после слёзных истерик.

Лесьяр иногда поднимал на девушку глаза – расскажет или нет?.. Расспрашивать было неловко, тем более что он не знал, мог ли вообще помочь ей чем-то.
Впрочем, Ира вернулась к теме разговора сама.
- Ты сильный, - сказала она с непередаваемой грустью в голосе. – Выдержать такое… И не сломаться…

Она посмотрела молчащему парню в лицо.
- Я не долго тебя знаю, но теперь понимаю, что все мои представления о тебе оказались верными. Ты… Ты молодец. Правда. Не сдавался, боролся за свою жизнь… А я так не умею. Это плохо… наверное…
Фенечка глубже запахнулась в парео и как-то зябко поёжилась, хотя воздух был по-прежнему тёплым.
Лесьяр молчал. Девушка поняла, что он заговорит только если она о чём-нибудь у него спросит.
- Скажи… это сложно?.. Не уступать жизненным обстоятельствам, неприятностям?.. Это не просто интерес. Знаешь… У меня тоже была ситуация… И мне кажется, я поступила неверно. Я сдалась тогда.
Ирина спрятала лицо в ладонях:
- Я ничтожный человек!.. Жалкий, трусливый…

Парень слушал и не верил своим ушам. Кто это говорит, Фенечка?!.. Та самая девочка, которую никто не видел грустной? Которая всегда умела поддержать любого человека, найти верное слово, помочь? Та, что казалась до безумия уверенной в себе, смелой, волевой, решительной…
А она всё теребила край парео, подбирала слова…
- …И мне казалось, что перед трудностями кто угодно спасует. Что сильных людей не бывает. А всё-таки есть ведь!.. Все вы… Вся наша Коммуна… И я думаю – да, я, наверное, неправильно поступила. Сдалась… А если бы по-другому… Кто знает, может, всё-таки был бы шанс всё исправить!..

Она не заметила, как из одного вопроса выросла мысль, рассуждение, и к обсуждению подключился Лесьяр; и они долго ещё говорили о людях, судьбах, о том, как может измениться жизнь от одного-единственного слова… Прийти к какому-то выводу было сложно. Здесь было как с творчеством.
- Саша умеет играть на гитаре, флейте, тамбурине, - перечислял Лесьяр, - на уйме других инструментов… Он, можно сказать, на лету схватывает. А Маис только гитару освоил – и всё. Это его предел. Аська вообще играть ни на чём не умеет, хоть её и учили. Так как же можно научить человека быть сильным, если он по природе своей не таков?.. Вот ты чувствуешь в себе силы измениться?
- Честно?.. Я уже ничего не чувствую. И сил особенно. Никаких.
- Но ты ведь хочешь бороться!.. Ты ведь сейчас говорила…
- Сейчас может быть уже слишком поздно, Лесьяр.
- Никогда не может быть слишком поздно!..

…Неизвестно, до чего они бы дошли, но тут на набережной появились ребята из Коммуны.
- О, я же говорил, что найдём! – весело подмигнул Аське Шаман.
Лесьяр запоздало вспомнил, что именно на сегодняшний вечер были назначены посиделки на побережье. И, судя по всему, хиппи одними посиделками решили не ограничиваться: у каждого был с собой рюкзак, пакеты в руках, кто-то нёс палатку…
- Мы с ночёвкой, - подтвердил мысли Лесьяра Маис.
- Тогда мне нужно домой сходить, - засуетилась Фенечка. – Мой спальник там ведь…
- Да не парься, что ты! – Маис только рукой махнул. – У меня двуспальный, поместимся.
Тут в разговор вступила Марыся:
- Вот как… А я, если честно, тоже рассчитывала на твою помощь в плане ночёвки…
- Ну… Вон у Полоза спальник тоже ничего так!

Лесьяр вздрогнул. Разговор с Фенечкой как-то вытеснил на задний план и милиционеров, и то, что он узнал от них…
Пользуясь тем, что ребята решили устроить перекур и расселись, побросав вещи, на газоне, Лесьяр повнимательней всмотрелся в Пашкино лицо.
Ничего особенного вроде. Парень как парень.
С точки зрения физиогномики, науки о внешности, лицо каждого человека показывало его характер, являясь отражением того, что происходит внутри души. Если человек привык злиться, это будет заметно по рисунку мышц на его лице и морщинкам. То же с людьми, которые много улыбаются, или удивляются, или…
От Полоза опасностью не веяло. Лицо чуть восточного типа, но светлое; золотистые буйные кудри, широкие брови вразлёт над немного раскосыми карими глазами, нос длинный и тонкий, губы тоже тонки… Густая бородка заплетена в косичку…
Пожалуй, выражение лица было хитроватым, но кто не без этого?.. Лесьяр перевёл взгляд на Шамана, на Костю… Та же лёгкая улыбка, присущая, пожалуй, всем хиппи. И всё же… по всей стране…

Чтобы отделаться как-то от тревожных мыслей, парень спросил, куда все направляются. Старый пляж остался за спинами ребят, в правой части города, а больше уединённых и спокойных мест у моря Лесьяр не знал. Заодно поинтересовался, неужели дом оставили без охраны? Вся компания была в сборе.
- В том-то и прикол, - невесело ответил Ветер. – Хозяева приехали, рабочих нагнали. Сейчас чего-то там ремонтируют, красят… Нас ещё днём оттуда попросили. Вроде бы к завтрашнему вечеру закончат, тогда можно будет ещё немного пожить. А вообще нужно уже потихоньку перебираться в палатки.
- Ну что ты о грустном? Хватит, а? – перебила Костю Рита. – Может, ещё и не выгонят. Какой смысл? Всё равно конец сезона. А идём мы, - обратилась она к Лесьяру, подходя поближе, - на Кручу. Знаешь, где маяк?
- Где маяк – знаю, конечно. А что, там есть выход к морю?
- Не совсем, - вклинился в разговор Сашка. – Там высоченная круча, к морю можно спуститься только держась за канат. Он там к камням прибит… Иначе шею свернёшь, это точно. А если дальше пройти, к самому маяку, то круча пониже будет, но всё равно опасно. И красиво. А дальше берег более пологий и спуститься без проблем можно. Только там пляжа практически нет, так, полоска земли. Ну, в смысле, камней…


***
Всё оказалось именно так, как рассказывал Шурик.
Пройдя через город, ребята вышли на пустынную оконечность Толстого мыса. Маяк отсюда уже не казался почему-то таким величественным, хотя был ближе и выше. Внизу шумели волны. Здесь уже кончалась Геленджикская бухта, и по одну сторону было видно открытое море, уже схамелеонившееся к вечеру в фиолетовый цвет, а с другой стороны виднелся город, преимущественно Тонкий мыс.
Возле маяка рос небольшой лесок. В нём ребята поставили палатки, кто не брал с собой – бросили спальники.
У Лесьяра не было ни того, ни другого. Он как-то привык брать спальник у Сашки – у того спальный мешок был двухместным и по необходимости разъединялся на два отдельных. Но сейчас Шаман был увлечён Асей, и Лесьяру подумалось, что, наверное, они будут спать вместе. Впрочем, это не имело значения. Летом, тем более в южном городе, вполне можно спать просто на траве.

Совершив заблаговременно всяческие приготовления ко сну, ребята занялись костром. Искали дрова в лесу и у воды (море частенько выбрасывает на берег разные коряги), собирали крупные камни, чтобы обложить кострище, потом разводили огонь… Занялись готовкой – и тоже все вместе: кто-то резал овощи для салата, кто-то следил за кашей, кто-то заваривал чай в котелке…
Странно – никто из компании никогда не обсуждал, что и кому делать, а работали все дружно, будто по составленному заранее плану. Это было приятно и необременительно.
И когда все расселись вокруг костра с тарелками и ложками, на какие-то доли секунды воцарилась благоговейная тишина. И в эти мгновения, наверное, каждый думал о том, как здорово им живётся и какие замечательные люди их окружают.

Потом ребята ели, болтали, обсуждали какие-то планы на будущее, произошедшие с ними истории… Солнце постепенно пряталось за горизонт, будто пропадая под водой, и всё ярче становились городские огни.
Разговоры у костра постепенно обрели серьёзность. Кто-то вспомнил Великую Отечественную войну, а там вспомнились войны во Вьетнаме, в Чечне…
В стороне сиротливо лежали музыкальные инструменты, которые принесли настраивавшиеся на весёлое времяпрепровождение ребята, а хиппи всё говорили и говорили о чуждых странных вещах, места которым не было и быть не должно в тёплом приморском городке… Но забывать о которых нельзя, невозможно…

Мне никак не понять этой странной и страшной войны… -

внезапно тягуче пропела Рита каким-то не своим, грустным и приглушённым голосом.

Я люблю человека… Он воин другой стороны.
Он стрелял в мои братьев… Я знаю, что скажете вы.
Он лишился всего, среди мёртвых так тяжко живым…

И это как будто стало сигналом.
Притихшие ребята начали оживать. Кто-то подёргал гитарные струны, проверяя настройку, кто-то подбросил веточек в огонь…
А Рита пела, играя голосом; звук креп, становился громче, раскатистей, звенела тишь, смыкающаяся за окончанием фразы, и казалось, что весь воздух дрожал вокруг певицы – как её голосовые связки, как язычки пламени…

Предала ли я тех, кто навеки остался в горах?..
Мы одни против всех, мы одни, и судья нам – Аллах.


Густела, опускаясь на море, ночная мгла, но не было темноты на мысу – вокруг центрального костра вырастали костерки поменьше. Ребята совали ветки в огонь и разносили свет по всей круче. И мыс стал будто бы летящим в темноте островом, полным тёплых огней.

Только ненависть может убить, а любовь – воскресить.
Лишь любовь
Может
Лютую
Месть остановить…


Песня закончилась, но ощущения пустоты не возникло. Тут же остальные девушки затянули почти народную «На заре ты её не буди», и Шаман начал подыгрывать им на своей видавшей виды гитаре…
А люди с горящими ветками ещё ходили по мысу, словно привидения, и поджигали иссохшие за лето кустики трав, обкладывали их кусочками коры, веточками – и зарождались новые костерки.
Маис зажёг массу ароматических палочек, и воздух наполнился сладковатым запахом роз и лотосов.
Лесьяр с Аськой ушли в лес, и с их помощью на ветках деревьев зажглись огоньки маленьких свечек-таблеток. Проснулись бабочки, и какие-то жуки с блестящими крыльями заплясали вокруг огней, едва обозначаясь по контуру тел светом.
Сверху взирали огромные южные звёзды, висевшие, казалось, так низко, что вот-вот свалятся.
И от всего этого веяло неизъяснимой мистикой, волшебством; и какие-то смутные предчувствия заставляли сердце стучать сильнее, отзывались пульсирующим холодком в солнечном сплетении…

А потом Шаман передал гитару Лесьяру и взялся за тамбурин.
Они поразительно быстро нашли общий ритм, и заиграли что-то уже не такое грустное, как предыдущие песни, но ещё и не весёлое; что-то таинственно-мистическое, отображающее творившееся в душе…
И Маис вдруг запел свою кришнаитскую мантру на санскрите, красиво и протяжно проговаривая согласные буквы, с лёгким придыханием и змеиным шёпотом на шипящих.
Рита с Марысей пошли танцевать, изящно и тоже по-змеиному изгибаясь. Присоединились к ним и Аська, и Совесть, потом сообща уговорили танцевать Крыску-Лариску с Фенечкой. Постепенно к танцующим начали присоединяться и парни.
Медленный хоровод начал своё движение вокруг костра и музыкантов.
Маис смолк, и новую песню начала Рита – неожиданно громкую, задорную!.. Вздрогнули сильнее гитарные струны, радостно отозвались ребята, взвизгнула от переизбытка чувств какая-то девочка… Смех затопил поляну, и даже вьющиеся возле свечей бабочки ринулись в стороны. Взметнулось над «островом» эхо, хоровод дёрнулся туда, сюда, а потом ребята крепче ухватили друг друга за руки – и живое человеческое кольцо бешено закружилось в звуках музыки, песен и весёлых выкриков.

А потом круг хоровода разорвался, но с ещё большим весельем и задором, по-прежнему держась за руки, хиппи помчались по поляне, огибая костры и расставленные то тут, то там склянки с ароматическими палочками. Девчонки громко взвизгивали, не в силах сдержать эмоций, парни просто хохотали, вопили что-то нечленораздельное…
Как-то незаметно одна песня переходила в другую, сменяли друг друга музыканты, тоже желавшие покричать и попрыгать у огня…
Тихое чувственное волшебство ушло, но об этом не жалел никто – есть время созерцать, но есть время веселиться.

В какой-то момент плясать стало совсем невмочь.
- Купаться!- раздался радостный женский голос. Чей – и не разберёшь…

Фенечка хотела было присесть на траву, но Рита успела сцапать её в свои объятия. Улыбнулась светло-светло, по-доброму:
- Пойдём купаться! Ну! – и Фенечка согласилась, и сама собой заиграла ответная улыбка на губах.

***
Кто-то прыгал в волны прямо в одежде, кто-то успевал раздеться… Девчонкам, конечно, было проще. Они прямо на ходу скидывали платья, не заботясь о том, как после отыщут их в царившей на подступах к морю темноте.
Уже зашедшие в море брызгали водой в стоящих на берегу друзей, чтобы те скорей присоединялись к ним…
Фенечка не умела плавать и шла наощупь, стараясь всё же не замочить кофту. Юбку она оставила на берегу.

Окунувшаяся пару раз Ритка выбралась на мелководье и встряхивала головой, чтобы волосы быстрее просохли. Красно-малиновые пряди облепили её лицо, и издали казалось, что щёки Риты изрисованы полосами, как у индейца. Колокольчик купалась в платье, и теперь мокрая ткань плотно прилипла к её телу.
- Замёрзнешь! – запасливый Ветер накинул ей на плечи полотенце и нырнул, хорошо разбежавшись. Плеск воды смешался со смехом, радостными криками и музыкой, доносившейся с выходившего в открытое море корабля.

Шаман, зашедший в море в шортах, лёг на спину в позу морской звезды и покачивался на волнах. Шустрая Лариска подкралась к нему и попыталась потопить этот самоуверенный кораблик, но Сашка, хохоча, отбился и скрылся, уйдя глубоко под воду.
Лесьяр купаться не собирался и просто зашёл в уже начинающее холодеть море. Как в первый день – по колено, прямо в джинсах, только лишь сняв кеды.
Ася сделала попытку схватить его за руку и завести подальше, но её саму отловил Сашка, так что принудительное купание Лесьяру грозить перестало.

Джек с Маисом забрались в море совершенно голыми, призывая всю Солнечную коммуну последовать их примеру. Марыся целомудренно отворачивалась, потихоньку посмеиваясь.
По мелководью, рассыпая вокруг себя брызги, гонялись друг за другом Судьба и Совесть. Наткнувшись на Маиса, они, ничуть не смутившись, нарезали вокруг него пару кругом то в одну, то в другую сторону, и умчались, под конец чуть не опрокинув тщедушного парня в воду.

Шурик вышел из тьмы сбоку от Лесьяра.
- Спорим, на корабле все на нас в бинокли пырятся? Завидуют! – и так же внезапно исчез, отступив к берегу.
Через несколько мгновений с той стороны раздался истошный крик, а потом приглушённый камнями топот и плеск воды – Сашка всё-таки «отомстил» Крыске за попытку утопления, устроив ей душ с помощью найденного где-то ведра.

- Убью!.. – Лариска гонялась за Сашей по берегу, грохоча трофейным ведром. – Шаман!!! Убью!..
Но всем было ясно, что она кричит просто так, просто потому, что хочется кричать что-то, а на самом деле, даже если она и догонит Сашку, то ничего плохого ему не сделает. Он ведь водой её облил не со злости, а для всеобщего хорошего настроения. Да и воды там на донышке было.

Побегав немного, Шурик всё-таки сдался, позволив Крыске изловить себя. Они обнялись и закружились по мелководью под стихающую музыку – корабль с туристами уже миновал невидимую линию между мысами и постепенно растворялся в темноте.
Грохнуло о камни ненужное теперь ведёрко.
Костя подобрал его:
- Да будет дождь!..
Он зачерпнул морской воды и щедро плеснул в небо, будто желая умыть звёзды.
Досталось всем – и не успевшей отскочить подальше Аське, и замечтавшимся о своём Совести с Судьбой, и Рите (она смогла лишь увернуться и спасти от льющейся с неба воды полотенце), и уже стоящему на берегу Джеку, и Сашке с Крыской, и Лесьяру, и Маису, и Фенечке, и Марысе, и Полозу… и самому виновнику всеобщего купания – тоже.
Это событие вызвало новый приступ веселья, но хиппи всё-таки начали выбираться на берег. Море, лето, но ночью вода всё-таки была не такой тёплой, как днём.

Ребята разбрелись по палаткам переодеваться, и у костра остались лишь почти не принимавшие участия в большом купании Фенечка с Лесьяром.
- Господи… Как же здорово… - восхищённо прошептала девушка.
Лесьяр не мог смотреть на неё без улыбки. Смешная такая – в мятой юбке, забрызганной водой кофточке, глаза блестят… и не только потому, что в их серой глубине отражаются звёзды и огоньки. И совершенно забыла о своём давешнем горе.
Ира подняла сияющий взгляд на парня.
- У вас всегда так?..
- Не знаю, - ответил тот. – Обычно праздники бывали немного иными… Впрочем, я раньше не бывал на море…
Он нашарил на земле несколько длинных сухих травинок, смял их в шарик и метко швырнул в сторону начинающего тускнеть дальнего костерка. Пламя колыхнулось, но вскоре разгорелось сильнее.

- Наверное, это станет хорошей традицией.
К Лесьяру с Фенечкой подсел Костя. Он слышал, о чём говорили ребята, и не мог не поделиться своими мыслями.
- Знаете, Коммуна много где уже побывала. В разных приморских городах в том числе. Это последний год мы как-то саботировали море… Две тысячи пятый, я имею в виду. А так…
Он чуть откинулся в сторону и уселся поудобнее.
- Но здесь… здесь как-то особенно хорошо.
- Уютно, - поддержала его подошедшая Марыся. – С одной стороны горы, с другой море…
- Ага, - снова заговорил Ветер. – Причём город в бухте, поезда здесь не ходят… Ощущение от этого особенное. Домашнее, я сказал бы. Уединение, но не отшельничество… Наверное, буду Коммуну каждый год сюда водить.
Марыся счастливо заулыбалась. А Костя задумчиво продолжал:
- Раньше хиппари такие тусы на море устраивали… до зари… Не то, что современные. Права, наверное, Кошка. Надо возрождать...

К ребятам постепенно подтягивались прочие «коммунисты», вслушивались в разговор…
- А кто такая Кошка? – спросила Фенечка.
- Ты не застала… - с непонятной тоской отозвался Шаман.
Всегда готовая всё объяснить Марыся откликнулась:
- Девушка такая, Люся Кошка. Она с нами начинала. Давно это было. Ну… Лет шесть назад точно.
- Семь, - усомнился Маис.
- Может и семь… - Марыся начала было подсчитывать на пальцах, но сбилась и махнула рукой, вновь вернувшись к объяснениям. – Вот. Она Маису названная сестра…
- Ага, мы даже кровь смешивали, - подтвердил кришнаит.
- Ну, вот мы все Коммуну и основывали, - подытожила Марыся. – Кошка, Шурик, мы с Аськой и Ритой, Маис чуть-чуть позже подключился… но он тоже. А потом стали новые люди приходить. И уходить. Редко кто больше пары лет держится, а некоторые вообще с нами только сезонно.
Крыска-Лариска смущённо улыбнулась, понимая, на кого именно намекает Рысь.
- Сашка, а правда, что Люська была твоей первой любовью? – спросила у Шамана Ася.
- Нет, - мотнул головой Шаман.
Колокольчик усмехнулась:
- Это фигня, что её Люськой звали. На самом-то деле её Лена зовут.
- Саша! – возразил Ветер. – Её зовут Саша.
Ритка скептически прищурилась:
- Да вот уж точно нет!
- Точно да! Она же к нам уже после Шамана попала и не хотела вторым… второй… в общем, быть ещё одним человеком с этим именем.

Фенечка слушала спор ребят с интересом. По всему выходило, что Кошка была одной из легенд Солнечной коммуны, и кто знает, существовала ли она на самом деле?.. Хиппи умели с уверенностью говорить даже о том, чего не было никогда.
«Но, кажется, мы с ней немножко похожи», - подумалось девушке.

- Да ну какая разница, правда! – примиряюще воскликнула Марыся. – Да мало ли, что у человека в паспорте написано!..
- Но точно не «Александра», - Колокольчик продолжала стоять на своём.
Маис неожиданно принял её сторону:
- В их детдоме своя система имён была. Вы не знаете, ребята. Франкфурт мне рассказывал, а они с Кошкой из одного приюта. Так вот, там детям давали имена на букву «А» только тогда, когда их подкидывали в феврале, мае или августе. Люська родилась в декабре. А он знает, точно, его самого ведь Лёшей зовут, и родился он как раз в мае…

Мыс погрузился в долгое молчание.
Нарушил его Ветер. Вспомнив вопрос, с которого, собственно, и пошло такое оживлённое обсуждение личности Люси.
- Как бы там ни было, представлялась она именно Кошкой. Люсей мы её уже потом окрестили. Одно время она нехилое пристрастие к «маркам» имела… И, в общем, вот. Кошка… Ну, она хорошая была. Добрая очень, честная. Положиться на неё всегда можно было. Сильная. Умная. Могла бы получше, чем я, Коммуной руководить.
Ветер улыбнулся.
- Но двойственная. Себе на уме… Мне иногда кажется, что у неё раздвоение личности. То говорит, что устала ездить, начинает обустраивать быт – и вдруг месяца через два ка-а-ак сорвётся на другой конец страны! Или круче. «Умереть, - говорит, - хочу». Таблетками травится, сиди с ней, как с маленькой, как бы чего… А потом всё – «Жизнь прекрасна!» – и Кошка уже воплощение позитива. С объединением и возрождением вот то же самое!.. Сначала она ратует за то, чтобы все вольные хиппари и коммуны объединились, чтобы общая система была, вот как в старые времена, при Союзе. Мол, сейчас-то жить куда как легче, а вместе мы будем ого-го какая сила, никто не задавит. И что нужно все традиции восстанавливать, а то ведь столько утеряно!.. А потом вдруг она же – после таких-то заяв! – начинает говорить, что лучше, когда каждый сам по себе. А потом опять про объединение!..
Помолчав немного, Ветер добавил:
- И мы её всё реже и реже видим сейчас. Говорят, она вообще плотно только с Франкфуртом и общается…
Маис почему-то потупился.
- А идея хорошая, - продолжил Ветер, стягивая с головы панамку и расстёгивая на ней маленький кармашек. – Про традиции. Сейчас не солнцестояние, конечно, но посидеть как надо до зари нам никто не мешает.

В кармашке обнаружился медиатор.
- Кто-нибудь, передайте мою гитару…
По цепочке рук Косте был доставлен старенький «Фендер», и он, лихо наигрывая начало немного резкой, но интересной мелодии, поймал взгляд Марыси.
- Нашу споём?
Девушка кивнула…

Лесьяр наблюдал за всем этим немного отрешённо. Он размышлял над словами Ветра о Кошке.
Он ведь видел однажды Люську… Тогда ему не показалось, что с ней что-то не так, и уж тем более она не тянула на психически неуравновешенного человека. Но, может, ребятам виднее?..
Больше думать о Кошке он не смог. В такую хорошую ночь плохие мысли просто не шли в голову, да к тому же Ветер с Марысей начали петь.

Они пели что-то о ясной заре и деревне, некоторые слова было не разобрать за звонкими гитарными риффами, но Лесьяр в очередной раз поразился таланту своих старших музыкальных собратьев.
Ветер играл превосходно. И пел практически так же хорошо.
Марыся ни в чём ему не уступала, и хотя именно в данный момент у неё в руках не было гитары, Лесьяр знал – эта девушка может дать фору многим музыкантам.
Голоса Кости и Рыси сплетались, летели куда-то вверх, в звёздное небо, и рассыпались там звоном колокольчиков.
Звенели бьющиеся о берег волны… Звенели бубенцы в светлых Марыськиных волосах…

Песня, по сути, состояла из одного дважды повторяющегося куплета, но слушать её можно было вечно.
Коммуна восторженно молчала, никто даже не двигался.
Вожак хиппарей был необычайно талантлив, но сольно выступал крайне редко. То, что он сейчас пел вдвоём с Марысей, уже было здорово – обычно же Ветер отнекивался на просьбы что-нибудь исполнить и разве что подпевал общим песням…

Им хлопали и просили спеть что-нибудь на бис, но глава Солнечной коммуны решил, что однообразие – это скучно:
- Давайте-ка лучше вспомним наши хорошие старые песни!
И заиграл новую мелодию.
- Ну, хоть играет! – понимающе переглянулись Шаман и Аська.

Эту песню запели хором – все, кроме Фенечки, Лариски и Полоза с Лесьяром. Она была одной из самых давних, исполняли её редко, и неудивительно, что новички Солнечной коммуны не знали её слов.
Впрочем, Лесьяр песню узнал. Он слышал её однажды – на Мёртвом вокзале, в тот день, когда познакомился с хиппи. Смысл помнился смутно, но несколько фраз сразу же всплыли в памяти. Особенно чётко вспомнилась первая строчка припева – про некую Книгу Жизни, простые и в то же время сложные узоры…
Лесьяр тоже стал подпевать ребятам. Это заметил Шаман и одобрительно показал парню большой палец.

Следующие общие песни были новее, их слова худо-бедно даже Полоз знал. Впрочем, ему это не сильно помогало. Пение не являлось тем видом творчества, где Пашка мог достигнуть каких-либо высот. Голоса у него практически не было, слуха – тоже, так что он, в основном, создавал шумовые эффекты на заднем плане. Вопил что-нибудь невнятное, напевал всяческие бессодержательные фразочки типа «ла-ла-ла» или вовсе молча начинал трясти разными Шуркиными звенелками. Но главное, что Полоза это не обламывало и он искренне радовался вместе со всеми. А когда человек счастлив, что может быть важнее?

- Шурик, можно мне гитару? – попросила Совесть.
- О, совестливые песенки послушаем! – шутканул Сашка, передавая девушке инструмент.
Не все хиппи из Солнечной коммуны слышали её песни и многие заинтересованно придвинулись ближе.
Совесть пела про бардов.
У неё оказался странный и интересный голос, не сказать чтобы идеальный, но необычный и весьма завораживающий. А в песне главное место занимали слова – играла она средненько, просто перебирала легонько струны.
Однако её тут же вызвали на бис, и, немного смущаясь, девушка начала петь о Земле, о людях, которые убивают свою планету потребительским отношением к ней, о том, как хорошо жить и как мало народу понимает это… Музыка с первой песни почти не изменилась, но песня пробирала до дрожи.
- Чёрт… как же сильно… - шепнула Судьбе Аська. – Молодец твоя девочка.
Тот польщённо разулыбался.
Обратно Совесть отдавала гитару под шквал аплодисментов.
Шаман, впрочем, свою «раздолбаечку» сразу же передал Марысе:
- Душа жаждет прекрасного.
- О'ке-е-ей, - согласилась та. – Только, чур, что-нибудь маленькое.

…Эта песня была о ночной волне – странная, действительно прекрасная песня; без привычных припевов, с неустойчивым ритмом…
Марыся уверенно держала гитару в руках, и, в отличие от Совести, играла более смело и порывисто, хотя и её музыка не отличалась особенным разнообразием. Разве что к концу первого куплета девушка разошлась и стала наигрывать что-то громкое, быстрое и завлекающее.
Шаман не выдержал – выхватил практически наугад из горы своих перкуссионных ништяков упругий мячик с чем-то шуршащим внутри и со второго куплета начал подыгрывать Марыське. Она, с головой погружённая в песню, сначала немного удивилась и даже стала петь тише, но не сбилась, и доиграли они уже вдвоём.

Лесьяр сидел совсем рядом – тихий, поражённый… Он неотрывно глядел в разгорячённое лицо Марыси, на её волосы, которые трепал морской ветер, на пляшущие в её глазах всполохи огня… Она была изумительно хороша в эти мгновения. Но хвататься за мольберт именно сейчас было бы глупо, да и незачем. Такое переносят на бумагу уже потом. Или оживляют позже в собственной музыке. А сейчас парень просто старался запомнить это как можно более хорошо – стройную светлую девушку возле костра, запах морской соли и роз, дрожащие над головой звёзды, всполохи костров, волны… И что-то несоизмеримо большее, чем всё это вместе взятое, что-то настолько важное и сильное, что при одной только попытке осознать это голова начинает идти кругом и хочется просто оставить все мысли, раскинуть руки – и упасть в небо, в звёздный водоворот…

Так буду молчать и смотреть на Луну,
Ловить волосами
Порывы ветра,
И слушать утреннюю звезду,
И чувствовать сердцем моря недра…


Песня длилась меньше двух минут, но в ней было всё. И от понимания этого начинало щемить в солнечном сплетении.
«Чувствовать сердцем моря недра…»

- О-о-о, всё, я больше не могу! – восторженно воскликнул Шаман, отбрасывая звенящий шарик. – Марысенька, лапушка, дай гитарку. Сейчас будет прА хАрАшО!
Коммуна радостно взревела.
- Не я, не я автор, - покачал головой Шаман. – Я стихов ни-ни, вы знаете. Но песня-то какая! Хар-р-рошая!

Песня действительно была очень хорошей, с правильным и глубоким смыслом, несмотря на шутливое название. Сашке подпевали, хлопали, а под конец вокруг него образовался маленький хороводик.
Шаман взглянул на Луну.
- Ну… Вроде бы есть ещё время… А, Кость?
- Давай, - покладисто согласился Ветер.
Шурик поблагодарил кивком головы:
- Того же чела спою…
- Саш, Саш! – привлекла внимание парня Рысь. – Давай про веру-надежду… и мать их мудрость.

Эта песня тоже была широко известна в Солнечной коммуне, так что пели снова практически хором.

А потом настало время того, зачем, собственно, ребята и собрались на мысу в эту ночь.

Sea


(Ясна зоренька)

Прослушать или скачать Дуэт Кони-Лебеди Ясна Зоренька бесплатно на Простоплеер

(Книга жизни + общие песни)

Прослушать или скачать Книга Жизни бесплатно на Простоплеер


Прослушать или скачать Доставай гитары, барды! бесплатно на Простоплеер


Прослушать или скачать Öåíòð Ðàäóãà Track 1 бесплатно на Простоплеер

(Песни Совести)

Прослушать или скачать Аня ? Если ты Бард бесплатно на Простоплеер

К сожалению, песня про планету простоплееру не поддалась, а в контакте, говорят, ссылка переправляет куда-то не туда. Так что вот жта версия будет. Она не та, которая планировалась, но зато, кажется, я теперь знаю, кто испольнитель ))

Прослушать или скачать Агнидель Земля бесплатно на Простоплеер

(Волне)

Прослушать или скачать Àëåíà, Èííà Âîëíå бесплатно на Простоплеер

(хАрАшО)

Прослушать или скачать Олесь из Любоистока хАрАшо бесплатно на Простоплеер

(Любовь, вера и надежда)

Прослушать или скачать Олесь из Любоистока Верю я бесплатно на Простоплеер


Внимание, это ПЕРВАЯ ЧАСТЬ пятой главы (которая по размеру своему просто ну никак в один дайриковский пост не умещается). Продолжение - здесь.

@темы: "Солнечная коммуна", Ассоциативное, Аська, Костя Ветер, Лесьяр, Маис, Марыся, Морское лето, Повесть, Рита Колокольчик, Совесть, Стихи, Судьба, Фенечка, Фото, Чужое творчество, Шаман

URL
Комментарии
2013-08-30 в 14:58 

Ruta Freiberg
Адепт фелинотерапии
С интересом послушала песни, спасибо :)
Нахожу, что ощущение от них передано в тексте очень точно!

2013-08-30 в 16:50 

Хельта
Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
Ruta Freiberg, благодарю =)

Кстати. А про планету у тебя что послушалось?... А то мне тут Кошесть говорит, что ссылка ведёт к "неведомому рэпчику" (с). А у меня вроде нормально всё открывается...

2013-08-30 в 18:16 

Ruta Freiberg
Адепт фелинотерапии
Там песня с припевом про звёзды в лужах была... неужели не та? %)

2013-08-30 в 18:35 

Хельта
Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
Ruta Freiberg, хмм. Нет О_О

Пойду попробую что-то сделать...

2013-08-30 в 18:37 

-Палевая Роза-
Ruta Freiberg, а так?..

URL
2013-08-30 в 18:55 

Ruta Freiberg
Адепт фелинотерапии
Хельта, вот это да %) А подходило %)))
а сейчас вообще выводит на кракозябры...

2013-08-30 в 18:59 

Хельта
Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
Ruta Freiberg, совсем кракозябры? т___т

2013-08-30 в 19:13 

-Палевая Роза-
Ruta Freiberg, о! Я выкрутилась ))
Теперь точно оно. Почти...

URL
2013-08-30 в 21:13 

Ruta Freiberg
Адепт фелинотерапии
2013-09-01 в 18:16 

Какие замечательные песни)

2013-09-01 в 18:17 

Хельта
Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
Snowrill, дааа ))
Я их сейчас ещё по порядку послушала - ого, а, оказывается, какой хороший аудиоряд получился! %)

2013-09-02 в 16:11 

Прочитала обе части. Очень-очень понравилась. Аудиоряд собираюсь прослушать в ближайшее время =)

2013-09-02 в 21:50 

Хельта
Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
Relita, спасибо! ^^

2013-09-22 в 02:01 

Умозайка
У каждой уважающей себя Мальвины есть запретный чулан. Но она же хорошая девочка (с)
-Палевая Роза-, здорово, не смогла прослушать саунтреки, весь дом мой спит, но ощущение волшебства.
Молодец, Хельта, если я его даже в моем сегодня полностью раздавленном состоянии духа ощутила, значит, ты просто талант)

2013-09-22 в 02:11 

Хельта
Неизведанные страны, карты северных земель, самый быстрый и прекрасный из великих кораблей
Умка К, миииу....

   

Будни загадочного дома

главная